СВОБОДОЛЮБИВЫЙ ИНГУШ, ПОКОРИВШИЙ ВЕЛИКОГО ГЁТЕ. Золотые страницы краеведения

В далеком от нас 1811 году Мориц фон Энгельгардт и Фридрих Паррот отправились в путешествие по Кавказу. О тех впечатления, что оставил в их сердцах этот сказочно красивый край, они поведали читателю в книге,  увидевшей свет в Берлине четыре года спустя. Одна из глав этой книги называется «Посещение Энгельгардтом Галга-Ингушей». Она вызвала особый интерес издателей и незадолго до выхода самой книги была опубликована в четвертом томе сборника Хаммера «Сокровищницы Востока».

В ЭТОЙ главе Энгельгардт описывает чарующую природу земли ингушской и некоторые обычаи живущего на ней народа. Свой восторженный текст ученый и путешественник сопровождает рисунками храма Тхаба-ерды и сторожевых башен ГIалгIай-Коашке. От его наблюдательного и пытливого взора не укрываются и характерные черты ингушей. Энгельгардт, в частности, пишет: «Люди, которые только «краем крови» и общим языком едва объединяются в народ, в полной свободе радостно используют тренированную силу руки, чтобы достичь того, чего желают, и в такой свободе находят свое полное счастье. Где мы найдем такое на нашем континенте, кроме как на Кавказе? Так что мы хотели бы похвалить мужчину, который однажды предложение о покорности отверг коротким ответом: «Над своей шапкой он видит только небо».
Об этом путешествии Морица фон Энгельгардта и Фридриха Паррота мне рассказал известный ингушский краевед и исследователь Берснако Газиков. В его архиве немало таких интересных находок и открытий, с некоторыми из которых мы в разные годы уже знакомили читателей. Однако на этот раз я узнал не только о существовании еще одного, неизвестного ранее издания, посвященного Ингушетии, но также и о том, как вдохновила фраза, произнесенная ингушом, Иоганна Вольфганга Гете. Великий немецкий поэт, мыслитель, ученый-естествоиспытатель, философ, один из основоположников немецкой литературы нового времени и классик мировой литературы не остался равнодушным к словам, услышанным и записанным Энгельгардтом.



- Фраза ингуша о том, что над своей шапкой он видит только небо, стала символом свободы человеческого духа, выражением высокой чести и достоинства, - говорит Берснако Джабраилович. - Прочитав ее, великий Гете был настолько очарован свободолюбивым ингушом, что это подвигло его в 1815 году на написание стихотворения «Freisinn» («Свободолюбие»):

Laßt mich nur auf meinem Sattel gelten!
Bleibt in euren Hütten, euren Zelten!
Und ich reite froh in alle Ferne,
Über meiner Mütze nur die Sterne.

Er hat euch die Gestirne gesetzt
Als Leiter zu Land und See,
Damit ihr euch daran ergetzt,
Stets blickend in die Höh'.

Это стихотворение вошло в сборник Гете «Западно-восточный диван». И хотя на сегодняшний день существует несколько его литературных переводов, в этом материале мне бы хотелось предложить подстрочник, сделанный Берснако Газиковым:

Оставьте меня в моем седле!
Оставайтесь в своих хижинах, шатрах!
А я скачу радостно во все дали,
Над моей шапкой только звезды.

Всевышний установил вам звезды
Над землей и морями,
Чтобы вы всегда наслаждались,
Глядя ввысь.

Б.Д. Газикову удалось доподлинно установить тот факт, что в основу стихотворения «Freisinn» легла фраза, принадлежащая ингушу. Как выяснилось, это находит подтверждение в работах многих исследователей творчества Иоганна Вольфганга Гете.
- В 1834 году профессор гимназии Кристиан Вурм в комментариях к сборнику Гете «Западно-восточный диван», касаясь стихотворения «Freisinn», впервые указал на то, что оно основано на высказывании «мужчины, который однажды предложение о покорности отверг коротким ответом: «Над своей шапкой он видит только звезды», напечатанном в «Сокровищнице Востока» (том 4, стр.36) под заголовком «Посещение Энгельгардтом Галга-Ингушей», - рассказывает ингушский краевед. – Хайнрих Дюнтцер, другой исследователь творчества Гете, отмечал в 1858 году: «8 февраля 1815 года Гете благодарит Кнебеля за присланные им «восточные перлы», которые он тут же использовал... «Если у тебя есть еще подобное, то, пожалуйста, не скрывай от меня»,- пишет он».
Относительно стихотворения «Freisinn» Дюнтцер также упоминает «Сокровищницу...» Хаммера, в которой «...сообщается о мужчине, который однажды предложение покориться отверг словами: «Над моей шапкой я вижу только звезды»
Уже в свою очередь и Йозеф Кюршнер, комментируя в 1882 году стихотворение «Freisinn», отмечает: «Первое изречение основано на упомянутых словах в «Сокровищнице...», которыми Галга-Ингуш (на Кавказе) отклонил предложение покориться...» А Дитер Борхмайер в комментариях к странице 14 Полного собрания сочинений Иоганна Гете пишет о стихотворении «Freisinn» следующее: «Данное стихотворение написано пятистопным хореем и имеет парную женскую рифму (для «Дивана» редкостную). Толчком к содержанию послужило сообщение о поездке на Кавказ на лошадях, опубликованное  в «Сокровищнице Востока» (IV, с.26-37) под названием «Посещение Энгельгардтом Галга-Ингушей», в котором описывается любовь к свободе и вольности и сообщается о мужчине, который предложение о покорности отверг коротким ответом: «Над своей шапкой он видит только небо».

ПРИВЕДЕННЫЕ выше примеры – лишь маленькая часть установленных Берснако Газиковым фактов. Продолжая свои поиски, он обнаружил, что и современные исследователи творчества Гете не обходят молчанием предысторию рождения стихотворения «Freisinn».
9 августа 2012 года в газете «Neue Zürcher Zeitung» была опубликована статья немецкого писателя Мартина Мозебаха «Страна поэзии». Вот, что он пишет в части, касающейся этого стихотворения: «Без идеи нет искусства. Но откуда берется идея и как она доходит до художника, к его чувствам, думам?  Она божественного происхождения, таинственным путем достигает своей цели, так думали раньше, такой же разговор идет и сегодня. На протяжении многих столетий размышляют о вдохновении.
...Поэт похож на струнный инструмент, на котором вся культура столетиями играет свою песню, и Гете хотел в «Диване» более всего быть ничем другим,  как таким же инструментом.
При чтении ошеломляюще обнаруживается, что нежнейшие, своеобразнейшие личные стихи из жизни автора есть часто ничто иное, как сжатая, отточенная обработка древневосточных писателей, которых он нашел в собрании источников ориенталиста Йозефа фон Хаммер-Пургшталля, которая буквально вовремя подкатила к его ногам как повод к стихотворению. И часто тот  элемент, который вызывает великую поэтическую прелесть, как раз не его изобретение, а обнаруживается в источнике и узнается в его поэтическом собрании.
Чтобы не цитировать весь «Диван», один-единственный маленький пример.
В хаммеровской «Сокровищнице...» изображается мужчина из племени Галга-Ингушей, маленького кавказского народа, который, любя свободу, отвергает требование к покорности. Его нужно отпустить скакать дальше, так как «над своей шапкой он видит только небо». Гете делает из ответа дикого мужчины маленькое стихотворение «Freisinn» тут же в первой книге «Дивана»...
Слово «шапка», с которым связывается специфическое очарование (прелесть) этого маленького стихотворения, дает мальчишескую свежесть, игривую радость, а также фантазию, он уже не Галга-Ингуш более, а каждый, кто уже пустился ночью в путь и оставил позади себя свою прошлую жизнь.
Метод - чужим сказать свое - он открывает тут же в собрании источников Хаммера, где воодушевляется затаенными письменами... и в высшей степени пытается выразить свое собственное чужими цитатами...»
С подачи Гете ингушский свободолюбивый дух и национальное свободомыслие нашли свое отражение и в творчестве Адама Бернарда Мицкевича – выдающегося поэта эпохи романтизма и деятеля польского национально-освободительного движения.
- Широкой известностью пользуются «Крымские сонеты»Адама Мицкевича, - рассказывает Б.Д. Газиков. - По его собственному признанию, «Крымские сонеты» возникли в октябре 1825 года и впервые были изданы в декабре 1826 года в Москве. В стихотворении «Вид гор из степей Козлова» есть такие строки:

Там? - Я видел: - власть хлада; там клювы потоков,
Горлы рек точат влагу из его истоков
Дохнуть - снег вылетает! Я шел там, где станом
Облака стали, реять орлы где не смели,
Шел, минуя гром, спавший в тучи колыбели,
Где были только звезды над моим тюрбаном.
То Чатырдаг!

Николай Васильевич Измайлов отмечал, что «в примечаниях к «Сонетам» Мицкевич указывает в качестве использованных им источников «Западно-восточный диван» Гете (1819). Поэтому не удивительно, что исследователи творчества Адама Мицкевича обратили внимание на сходство одной строки из «Крымских сонетов» со строкой из «Freisinn», отметив при этом, что Мицкевич заимствовал ее у Гете.
Еще в 1912 году А.Л. Погодин писал: «В самом сонете дело не обошлось без заимствования восточного колорита из «Дивана» Гёте: «Даже там, где над моим тюрбаном была только звезда». Об этом же свидетельствует сегодня целый ряд серьезных польских источников.

ТВОРЧЕСТВО Иоганна Вольфганга Гете оказало серьезное влияние и на европейскую музыкальную культуру. Продолжая свое увлекательнейшее исследование, Берснако Газиков убедился, что мотивы стихотворения «Freisinn» тоже нашли широкое отражение в музыкальных произведениях разных композиторов. Чтобы не утомлять внимание читателей, я попытаюсь бегло перечислить хотя бы некоторые из них.
В мае 1826 года Фердинанд Хиллер написал партитуру на четыре голоса на стихи «Freisinn» Гете. Выдающийся композитор Роберт Шуман создал в 1840 году камерное вокальное произведение для одного голоса с фортепиано «Мирты» (Круг песен на стихи Гете), посвященное Кларе Виек. (Орus 25, Myrthen  №2. «Freisinn». Свобода духа (И. В. Гете «Западно-восточный диван»).
На музыку Р. Шумана и на русский текст И.Тюменева была написана песня Свобода духа - Freisinn: «На коне вы в степь меня пустите...»/(Р. Шуман ; сл. И. В. Гете ; рус.текст И. Тюменева. Из «Западно-восточного дивана» В.Гете. Соч.25 №2).

На коне вы в степь меня пустите
Сами ж дома вы, друзья, сидите;
Я люблю скакать ночной порою,
Только звезды светят надо мною.
Дано им править нами в пути на суше и на воде,
Чтоб мы могли по ним идти,
Их узнавать везде.
На коне вы в степь меня пустите,
Сами ж дома вы, друзья, сидите;
Я люблю скакать ночной порою,
Только звезды светят надо мною.

В 1857 году Ханс Бюлов пишет музыку для голоса и фортепиано на стихи Гете (Опус 5, Fünf  Lieder №1 «Freisinn» (Goethe).
Обратился к творчеству Гете и русский композитор Антон Григорьевич Рубинштейн, издавший в 1862 году музыкальное произведение для голоса и фортепиано (Opus 57, Sechs Lieder №5. Freisinn: «Laßt mich nur auf meinem Sattel gelten» (Goethe). Эта же музыка звучит и для перевода, сделанного  русским поэтом Виктором Александровичем Крыловым под названием «Жажда свободы»:

Крепко я в седле сижу, прощайте!
В хижинах, лачугах прозябайте…
Мчусь я вдаль с веселою душою,
небо лишь, да звезды надо мною,
Мчусь я вдаль с веселою душою,
небо лишь, да звезды надо мною,
мчусь я вдаль с веселою душою,
небо лишь, да звезды надо мною.
Мчусь я вдаль с веселою душою
ночной порою, небо лишь да звезды
надо мною, надо мною.

Говоря об этом романсе, Лев Баренбойм отмечает, что в «Op. 57 на слова Гёте «Жажда свободы» в легкой и свободно льющейся мелодии романса мастерски переданы чувства человека, которому вольно дышится».
В 1883 году композитор Аугуст Бунгерт написал песни для одного голоса и фортепиано (Op. 24.Weststliche Rosen. No. 4 «Laßt mich nur auf meinem Sattel gelten», Leipzig. Oktober 1883), а композитор Альфред Шуберт в начале XX века написал песни на стихи Гете для мужского хора (Op.3, №1. Freisinn: «Laßt mich nur auf meinem Sattel gelten»). 
В 1939 году Хайнрих Шпитта написал  кантату «Над моей шапкой только звезды» - радостную музыку на слова И. Гете для голоса, хора и маленького оркестра. Йосеф Мюллер издал в Цюрихе в 1948 году партитуру для хора. Музыку на это стихотворение создали также Х. Хейнрикс, Ф. фон Хольштейн, Герберт Лангханс, Ханс Бауман, Йенс Роовер.
Как отмечает Б.Д Газиков, стихотворение Гете «Freisinn» стало весьма популярным сразу же после публикации. К нему обращались многие серьезные исследователи. Так, к примеру, Вильгельм Доров уже в 1820 году использовал его в своей работе. Оно попало в художественные произведения и в исследовательские труды литературоведов, стало источником вдохновения для известных художников и музыкантов. Сегодня это стихотворение продолжает оставаться популярным в Европе также и среди путешественников, любителей верховой езды.
Существует огромное количество источников, в которых можно услышать и ныне слова гордого и свободного ингуша, произнесенные им в 1811 году.


Ахмет ГАЗДИЕВ

Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

ЭТО НАШИ ГОРЫ!