воскресенье, 17 апреля 2016 г.

Мурат ЖАБЕЛОВ: "Я ВЛЮБИЛСЯ В ИНГУШЕТИЮ!"

Жизнь прекрасна ещё и потому, что можно путешествовать! Трудно не согласиться с этими словами, принадлежащими Николаю Михайловичу Пржевальскому. В той или иной степени убедиться в правоте великого русского путешественника, географа и натуралиста на протяжении своей жизни имеет возможность каждый человек...

ПРЕЛЕСТЬ НОВИЗНЫ

НЕ ВСЕ могут позволить себе отправиться к далеким землям на современном авиалайнере, чтобы затем бороздить на верблюдах бескрайние пески Сахары или поселиться в пятизвездном отеле в Японии с видом на Фудзияму, принять участие в красочном карнавале в Бразилии, насладиться дайвингом на Корсике или, скажем, прикоснуться к великой любви, любуясь беломраморным индийским Тадж Махалом.
Но если у кого-то пока не получается увидеть пирамиды Гизы - величественные монументы древнеегипетской цивилизации, поговорить с каменными истуканами острова Пасхи и подняться на трибуны римского Колизея, это вовсе не означает, что жизнь проходит мимо.
Новый мир – он совсем рядом. И чтобы открыть его для себя, достаточно хотя бы выйти за порог собственного дома и покинуть пределы родного города. А уж если в один из дней отложить на потом какие-то срочные дела и, купив билет, отправиться в близлежащий регион – там тебя на каждом шагу ждут интересные открытия, которые надолго наполнят сердце яркими красками, подарят незабываемые  впечатления и обязательно принесут новые знакомства.

Мурат Жабелов из кабардино-балкарского города Чегема на днях на собственном опыте проникся ощущением того, как сделать свою жизнь прекраснее. Совершив вместе со своей невестой Халидой Кучмезовой небольшое путешествие в братскую Ингушетию, он побывал в Назрани и в Магасе, вернувшись домой с массой положительных эмоций. Незадолго до этого Мурат и Халида уже побывали в Чечне, где успели вдоволь налюбоваться видами современного делового центра чеченской столицы. Однако о своем знакомстве с гостеприимной ингушской землей они рассказывают с особой теплотой.
- Первые приятные впечатления начались еще в пути, - говорит Мурат. - Едва мы пересекли административную границу Ингушетии, как сразу заметили разительный контраст с той территорией, которую уже миновали. Густозаселенность республики, красивые дома, чистые и ухоженные улицы, обилие новостроек – все это настраивало на позитивную волну. Признаюсь откровенно, визит в Ингушетию стал для меня все равно, что приезд куда-то за границу – здесь все вокруг дышало непередаваемой прелестью новизны...

«ЖИВИТЕ ДОЛГО И БЕЗ ВСЯКИХ БЕД!»

МУРАТУ Жабелову 26 лет. Несмотря на столь юный возраст, в его жизни уже были нелегкие испытания, которые он прошел достойно, как и подобает настоящему горцу. Меня в этом парне с чистой душой и добрым сердцем подкупили когда-то страстная любовь к древней кавказской земле, живой интерес к истории этого овеянного легендами и сказаниями края и непреходящая сыновняя преданность балкарскому народу, представителем которого он является.
Настоящий знаток истории, Мурат всегда увлеченно рассказывает о прошлом древней Балкарии, открывая для непосвященных страницы ее бесконечно красивой истории. Но при этом он жадно впитывает и новые знания о вековом духовном и историческом наследии других кавказских народов. Ингушетия обрела в его лице еще одного хорошего друга. Побывав здесь, он написал нашим общим друзьям в одной из социальных сетей такие искренние слова: «Я очень люблю свой Нальчик и надеюсь, что этот город-подкова принесет моему народу счастье. Но отныне у меня в сердце будет жить и Магас – Город Солнца... Я влюбился в Ингушетию!»



Республика Ингушетия запомнилась Мурату и Халиде своей необыкновенной энергетикой, которая неудержимо влечет в свою орбиту каждого, кто оказывается здесь. В калейдоскопе случайных лиц они читали дружелюбие, открытость, отсутствие какой либо настороженности, внутреннюю свободу и уверенность.
Но не только в этом совпали их общие наблюдения. «Слушая ингушскую речь, я вдруг почувствовал в ней какую-то родную и близкую мне интонацию, - с некоторым удивлением делится Мурат. – Как будто это говорят балкарцы, только словами, которых я не знаю...»



Немногим позже духовную близость с ингушами молодые балкарцы ощутили на самой пронзительной ноте. Случилось это на Мемориале памяти и славы, запечатлевшем в камне для будущих поколений разные вехи в истории ингушского народа. Занимающий здесь центральное место Мемориал жертв политических репрессий – девять башен, символизирующих девять народов СССР, подвергшихся сталинскому геноциду, - не мог оставить равнодушными тех, чьи дедушки и бабушки тоже сполна испытали на себе участь «врагов народа». И потому Мурат и Халида молча вглядывались в экспозиции музея жертв политических репрессий, где выставлены различные фотодокументы и материалы, где с картин известных ингушских художников смотрят на посетителей полные боли глаза людей, где можно потрогать руками предметы быта, сохранившие в себе дыхание трагедии депортации ингушского народа...
Их запись в книге отзывов была короткой, но выразительной: «Очень красивый музей. Живите долго и без всяких бед. Процветай Ингушетия!»



- Поднявшись чуть позже по ступенькам в вагон времен депортации наших народов, размещенный на территории Мемориала памяти и славы Ингушетии вместе с паровозом и полуторкой, я остро испытал боль нашей общей трагедии, - вспоминает Мурат Жабелов. – Перед моими глазами пронеслась реконструкция тех страшных событий, наполненных неизбывным народным горем. И настоящую гордость я испытывал рядом с памятником Ингушскому конному полку Дикой Дивизии, рядом с высеченным из камня последним защитником Брестской крепости Уматгиреем Артагановичем Барханоевым - бессмертным героем ингушского народа...

ОРЕЛ НАД МАГАСОМ

РЕШЕНИЕ побывать в Ингушетии, которую он никогда не видел, зрело у Мурата уже давно. Но в дорогу он стал собираться лишь тогда, когда весь Кавказ заговорил о торжественном открытии Аланских ворот на въезде в древний и одновременно юный город Магас. Таксист, услугами которого мы воспользовались, с готовностью сделал остановку у этого величественного сооружения, ставшего визитной карточкой республики.



- Мне так хотелось в тот миг потрогать руками эти камни! – говорит Мурат. – И, несмотря на то, что воздвигнуты они уже в наши дни, казалось, что сейчас мы услышим голоса стражников, и из Аланских ворот навстречу нам выедут на своих боевых скакунах бесстрашные воины Алании...
За Аланскими воротами нас уже ждал Город Солнца. Европейский лоск и восточный колорит ингушской столицы наши гости оценили по достоинству. Гуляя по столичным проспектам и улицам, по площади правительственного комплекса и соседствующей с ней площади Алании, они с интересом отмечали самобытный облик Магаса.

- Этот город, словно пронизанный солнечным светом, полностью оправдывает свое название, - признается М. Жабелов. – Мне кажется, что у нас в Нальчике я никогда не видел такого яркого солнца. И герб столицы Ингушетии мне очень понравился – на нем изображены солнце и орел. Вообще, я во всем увидел здесь какую-то особую символику. Даже орел, паривший в чистом небе над Магасом, как будто прилетел с Аланских ворот, охраняя мир и покой жителей города. Может, потому и были так беспечны и светлы лица гуляющих вокруг людей? Что и говорить, свободный полет этой гордой птицы сродни свободному духу ингушского народа...
Украшением и главным символом площади Алании, безусловно, является Башня Согласия, устремленная высоко в небо. Она поражает своими размерами, утверждая единство нации и ее стремление к созиданию. А когда мы стояли перед мэрией города у первого камня, заложенного в основание будущей столицы Республики Ингушетия 23 февраля 1994 года, можно было понять, как далеко вперед шагнул ваш народ за два минувших десятилетия и по-хорошему позавидовать вам.

- А какие замечательные остановки в Магасе! – с восторгом дополняет Халида Кучмезова. – В их стеклянных стенах можно укрыться от летнего зноя и зимней стужи и в ожидании общественного транспорта выпить горячий кофе из автомата или почитать на большом жидкокристаллическом мониторе что-нибудь из электронной библиотеки. Так трогательно, что для самых маленьких пассажиров тут даже игрушки припасены!

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

НЕВОЗМОЖНО побывать в Ингушетии и не отведать те яства, что может предложить любому гурману ингушская национальная кухня. И уж никак такое застолье не может обойтись без самого, пожалуй, известного блюда ингушской кухни - чапильгаш. Разновидность таких лепешек с начинкой существует и у балкарцев - называются они хычинами и занимают такое же почетное место. Но у чапильгаш свой неповторимый вкус. Наши гости оценили его и остались довольными.
Если говорить по существу, одного дня, проведенного на ингушской земле, Мурату и Халиде, конечно, не хватило, чтобы увидеть многие и многие чарующие красоты этого благодатного солнечного края. Но наши балкарские друзья полны теперь решимости когда-нибудь вернуться сюда вновь.
- Ингушетия подарила мне ощущение полной свободы и счастья... Я очень благодарен ей за это! - сказал на прощание М. Жабелов.
Если вы еще не знаете, как сделать свою жизнь лучше и интереснее, последуйте примеру этого парня - соберитесь однажды в дорогу и отправляйтесь за новыми впечатлениями. Ведь вовсе не обязательно ехать при этом за тридевять земель - нам всем посчастливилось жить на Кавказе с его богатейшей природой и уникальной историей. Тут даже нескольких часов пути достаточно для того, чтобы перенестись в совершенно иной мир...

Ахмет ГАЗДИЕВ









На снимках: Мурат Жабелов и Халида Кучмезова – из Ингушетии с любовью


Фото автора

пятница, 1 апреля 2016 г.

НА ГЛАВНОМ НАПРАВЛЕНИИ

ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА


Среди большого количества экспозиций Малгобекского городского музея боевой и трудовой славы есть стенд, посвященный участникам Малгобекской оборонительной операции, удостоенным в годы Великой Отечественной войны звания Герой Советского Союза. В этом авторском проекте у меня уже была возможность рассказать о некоторых из них. Мой сегодняшний очерк посвящен генерал-майору Владимиру Семёновичу Антонову, еще одному представителю блистательной когорты военных, чьи имена золотом вписаны в ратную историю нашей страны...

В ГОСТЯХ У ГЕНЕРАЛА

В 1987 ГОДУ Башир Чербижев, нынешний почетный гражданин города воинской славы Малгобека, отправился в Москву на проходившие в столице курсы усовершенствования руководящих работников Министерства культуры России. Для него, основателя и директора Малгобекского музея, эта поездка была интересной не только в плане обмена опытом с коллегами. Будучи в Москве, он встретился со многими участниками боев за Малгобек. Кого-то из них Башир Асламбекович уже знал по переписке и прошлым встречам, с кем-то ему только предстояло познакомиться. И жил он в те дни ожиданием. Ведь рассказы бывших фронтовиков, их воспоминания о боевой юности ложились строчками в боевую летопись его любимого города.

Генерал-майор Антонов пригласил увлеченного поисковика из Малгобека к себе домой. Знакомство было недолгим. Владимиру Семёновичу, работавшему над книгой, предстояла поездка в Подольский архив Министерства обороны СССР. Но на прощание в ответ на просьбу своего гостя генерал пообещал прислать в Малгобекский музей свои воспоминания. И ему было, о чем поведать. В ходе Малгобекской оборонительной операции Владимир Антонов, тогда еще в звании полковника, командовал 256-й стрелковой бригадой, сражавшейся с врагом на подступах к Малгобеку в составе легендарной 9-й армии...
Владимир Семенович не стал откладывать дело в долгий ящик и вскоре выполнил свое обещание. Почта доставила в Малгобек пухлый генеральский пакет с живым свидетельством о той драматической поре, когда под стенами этого города, названного крепостью на Тереке, в битве за седой Кавказ решался исход войны.
Нетерпеливо вскрыв пакет, Башир Чербижев погрузился в чтение: «...Фашисты продолжали рваться вперед. Первая танковая армия генерала Клейста стремилась прорвать нашу оборону на Тереке, захватить Малгобек и двинуться на Грозный. Первыми приняли на себя удар бронированной армады врага бригады 11-го Гвардейского корпуса под командованием Героя Советского Союза М.И. Рослого. Но силы наших воинов, не жалевших себя в бою, иссякали. Было необходимо срочно оказать гвардейцам помощь...»

ТРЕВОЖНАЯ ОСЕНЬ 42-ГО

«25 СЕНТЯБРЯ наша бригада была передана в состав 9-й армии и получила приказ сосредоточиться в долинах под Малгобеком, - читая строки, написанные генералом Антоновым, мы возвращаемся к событиям тревожной осени 1942 года. – Бойцы, что называется, на одном дыхании совершили тяжелый ночной переход через терский хребет и заняли позиции вдоль дороги восточнее Малгобека. Через несколько дней на передовом наблюдательном пункте армии мы узнали о недавних ожесточенных боях в районе Эльхотовских ворот, о том, с какой беспримерной отвагой сражались здесь наши морские пехотинцы. Одну из этих бригад и предстояло сменить нашей 256-й...
Командир соседней 176-й стрелковой бригады полковник И.А. Рубанюк поделился сведениями о противостоящих нам силах врага и посоветовал обратить внимание на длинные шлейфы пыли, тянувшиеся над степными дорогами и скрывавшимися за высотой западнее Малгобека:
- Похоже, фрицы подкрепление подтягивают...
Полковник оказался прав.
Спустя три дня нам стало известно, что как раз здесь гитлеровцы сосредоточили дивизию СС «Викинг» и части своей 11-й пехотной дивизии непосредственно для удара на Малгобек. С этими отборными головорезами и пришлось нам сразиться. Но это было потом, а пока мы готовились к бою, обживали свои новые позиции. Траншеи и ходы сообщения были глубокими, во весь рост, и хорошо скрывали движение даже днем. По всему было видно, как добросовестно потрудились жители Малгобека и близлежащих сел на сооружении этой оборонительной линии!
Как раз накануне боев поступил приказ о присвоении мне очередного звания – полковника. Мои товарищи – комиссар бригады Д.Е. Званцев, начальник штаба П.М. Исаков, заместитель комбрига Г.И. Межунов – пришли с поздравлениями, но было не до торжественных тостов: фашисты могли ринуться в наступление буквально с часу на час. Расстояние между нашими боевыми порядками и позициями врага позволяло даже слышать гул танковых моторов, работавших на малых оборотах. Все говорило о том, что затишье перед бурей подходит к концу.
И вот пришел новый день. 5 октября 1942 года. Наступило второе рассветное утро под Малгобеком для 256-й стрелковой бригады. Стены блиндажа зашатались, сквозь щели в перекрытии посыпалась земля, начался артиллерийский обстрел наших позиций. Враг готовил атаку.
По плотности и мощи огня можно было понять, что наступать фашисты собираются крупными силами. И как раз в этот момент мне сообщили, что прервалась связь со штабом и командным пунктом армии. Это значит, что действовать придется на свой страх и риск, не рассчитывая на огневую поддержку армейской артиллерии. А ведь на нас пойдут танки.
Из лощины тем временем появились первые танки с желто-черными крестами, за ними густой цепью бежали автоматчики. Вся эта лавина неудержимо катилась на позиции наших батальонов, по которым только что прошел огневой шквал яростной артподготовки. Устоят ли бойцы под таким натиском врага? Устояли! У подножия высоты гитлеровская пехота была встречена таким ружейно-пулеметным огнем, что была вынуждена залечь. Наш истребительный артиллерийский противотанковый дивизион тоже не оплошал: несколько бронированных машин густо чадили на изгибе дороги к Малгобеку. Атака врага захлебнулась. Так 256-я бригада, оказавшаяся без средств усиления и связи с командованием, приняла свой первый бой с превосходящими силами противника и выиграла его...»

НА ОСТРИЕ АТАКИ

ВОЙНА – это всегда риск и смертельная опасность, а воинская служба - проверка на прочность, испытание мужского характера. Владимир Антонов пришел в армию по комсомольской путевке в 1928 году. В девятнадцатилетнем возрасте этот парень, исполненный чувства долга и ответственности, твердо решил посвятить себя военному делу. Он родился 28 июня 1909 года в семье железнодорожника на станции Капелла в Аткарском районе Саратовской области и взрослея, наверное, как все мальчишки мечтал о подвигах. Закончив в Аткарске школу второй ступени, успел попробовать несколько рабочих профессий, работал в уездном комитете комсомола.
Свою армейскую службу Антонов начинал в кавалерии. Через три года экстерном окончил военное пехотное училище и оказался в мотострелковых частях. Дальше его ждала учеба в Военной академии имени М. В. Фрунзе, которую он успешно завершил в 1940 году. Так шаг за шагом будущий генерал все больше постигал военную науку. И одной главных отличительных черт его характера было как раз умение взять на себя ответственность, умение принимать правильные решения в самые критические минуты.
Это проявилось уже в первые дни Великой Отечественной войны. Полк, в котором служил Владимир Антонов, оказался в самом пекле тяжелейших оборонительных боев под Каунасом, Полоцком и в Калининской области. В августе 1941 года после гибели в бою командира полка майор Антонов взял командование на себя и блестяще выполнил свою задачу.
Владимир Семёнович оказывался на самых опасных участках фронта. В ноябре 1941 года он стал командиром 916-го стрелкового полка 247-й стрелковой дивизии 39-й армии. В этот период его подразделение принимало участие в наступательных действиях битвы за Москву. В январе 1942 года бесстрашный командир, не прятавшийся за спины солдат, был тяжело ранен и на некоторое время вышел из строя.
Он с трудом переживал вынужденное пребывание в госпитале и рвался на фронт. Его сердце было там, где сражались с ненавистным врагом боевые товарищи. И потому после лечения Антонов вновь оказался на острие атаки. В июле 1942 года его назначают на должность командира 256-й стрелковой бригады, которой предстояло проявить себя в драматической битве за Кавказ на Малгобекском направлении. Позже, с декабря 1942 года, освобождая от фашистских полчищ землю Кавказа и Кубани, Владимир Семёнович командовал 84-й морской стрелковой, 19-й стрелковой, а также 34-й морской стрелковой бригадами.

СТОЯВШИЕ НАСМЕРТЬ

НЕИЗМЕРИМО высокий человеческий и воинский подвиг совершили солдаты и офицеры советской армии, защищавшие город нефтяников Малгобек. С пронзительной остротой чувствуешь это, знакомясь сегодня с воспоминаниями, написанными очевидцем и участником тех событий.
«В минуты затишья ко мне подбежал командир 4-го стрелкового батальона Е.М. Головин, - писал Владимир Семёнович Антонов. - Человек отнюдь не военной внешности, в пенсне, с аккуратной черной бородкой, он, тем не менее, пользовался большим уважением у бойцов и командиров. Коммунист, ответственный работник Мосгорисполкома, Головин добровольцем пошел на фронт и уверенно командовал батальоном...
Козырнув, комбат отправился на свой КП. Это была наша последняя встреча с Евгением Михайловичем. Как мне доложили спустя несколько часов, раненый майор Головин во время рукопашного боя на своем командном пункте оказался в окружении гитлеровцев и гранатой взорвал себя вместе с ними...
Тем временем гитлеровцы вновь пошли в атаку. И этот натиск наши бойцы отбили. Однако на узком участке вдоль шоссе вражеским танкам с пехотой удалось вклиниться в боевые порядки1-го стрелкового батальона. Мы с офицерами штаба поспешили к месту прорыва. Ходы сообщения были достаточно широкими и мы быстро вышли к изгибу дороги. Оказалось, что бой здесь уже закончен: фашисты, проникшие в траншеи первой линии обороны, были уничтожены нашими стрелками, а танки подожгли огнеметчики. Не добившись успеха на этом участке, гитлеровцы принялись атаковать линию обороны соседнего батальона. На подмогу своим товарищам ринулись автоматчики и разведчики из резерва штаба бригады. Их помощь подоспела вовремя. Словно вихрь ворвались наши бойцы в траншеи, занятые уже фашистами, и в короткой схватке перебили всех вражеских солдат.
В качестве трофея командир разведчиков старший лейтенант Г.Г. Мегалимов принес на КП два мундира с эсэсовскими молниями на петлицах.
- Отборных головорезов на нас Гитлер бросил...
И в самом деле, изучив документы, обнаруженные  в карманах мундиров, допросив пленных, взятых на участке другого батальона, мы поняли, что на шестикилометровый фронт обороны 256-й бригады обрушились дивизия СС «Викинг» и 11-я пехотная. Но даже такой значительный перевес не помог гитлеровцам с ходу прорваться к Малгобеку.
Целый день наши поредевшие цепи сдерживали яростный натиск до зубов вооруженных захватчиков, стойко защищали свои рубежи под непрекращающимся артогнем и налетами «юнкерсов». Лишь к ночи гитлеровцам удалось ворваться в Малгобек, но это досталось врагу дорогой ценой – его силы были уже на исходе. Несмотря на значительные потери, среди наших воинов не было ни тени паники и уныния. На партийных и комсомольских собраниях, прошедших под покровом ночи во всех подразделениях, выносились одинаковые резолюции: «Стоять до конца!»
Перегруппировав свои силы, мы подготовились к отражению очередной атаки. И тут возобновилась телефонная связь со штабом армии. Его начальник, полковник А.М. Коломинов выслушал мой доклад о вчерашних боях, о положении, сложившемся на участке бригады. А было оно критическим, и это хорошо понял начштаба, с которым я был знаком по совместной учебе в академии имени Фрунзе.
- Еще несколько часов сможете продержаться? – спросил он.
- Сможем! – уверенно ответил я. – настроение в батальонах боевое, люди будут стоять насмерть!
- Другого и не ожидал услышать, - с удовлетворением произнес Коломинов. – Бригаде поможем: в ваш второй эшелон войдет 62-я морская бригада, 52-я пойдет в боевые порядки, а дивизион «катюш» будет через час.
Телефонный разговор словно добавил новых сил: помощь близка, и теперь-то мы фрицам покажем, где раки зимуют! В самом деле, вскоре к нам прибыл обещанный дивизион гвардейских минометов, и сокрушительный залп «катюш» надолго отбил у гитлеровцев охоту идти в новую атаку. Порядки нашей бригады тем временем укрепились свежими подразделениями, направленными штабом армии, и вход в Алханчуртскую долину навсегда закрылся перед немецко-фашистскими захватчиками. Враг не прошел!»

ГЕРОЙ ВЕЛИКОЙ СТРАНЫ

НА ГЕНЕРАЛЬСКОМ мундире Владимира Антонова красовались многие высокие награды, свидетельствующие о его мужестве и героизме. Среди них - два ордена Ленина, два ордена Красного Знамени, орден Суворова 2-й степени, орден Кутузова 2-й степени, орден Богдана Хмельницкого 2-й степени, орден Отечественной войны 1-й степени, орден Красной Звезды, медали «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», польский орден «Крест Грюнвальда» и медали «За Варшаву. 1939-1945», «За Одер, Нейсе, Балтику».
В годы Великой Отечественной войны этому человеку довелось принимать участие во многих сражениях, ставших подлинным триумфом советской армии над сильным и коварным врагом. В июне 1943 года Антонова назначили командиром 301-й стрелковой дивизии. Уже в сентябре эта дивизия была переброшена на Донбасс. В составе 5-й ударной армии она не посрамила свое боевое знамя в Донбасской, Мелитопольской, Никопольско-Криворожской операциях. В марте 1944 года она вновь покрыла себя славой, участвуя в Одесской и Ясско-Кишиневской наступательных операциях.
Затем закаленная в боях 301-я стрелковая дивизия была переброшена на 1-й Белорусский фронт. 14 января 1945 года полковник Антонов повел своих бойцов в наступление с Магнушевского плацдарма. Прорвав оборону противника, дивизия наступала в течение четырёх суток, нанеся ощутимый урон противнику в живой силе и технике и увлекая за собой другие подразделения советской армии. Родина высоко оценила вклад Владимира Семёновича в разгром врага на этом стратегическом направлении. 6 апреля 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «за умелое руководство частями дивизии при прорыве обороны противника на Магнушевском плацдарме Висло-Одерской операции и проявленные при этом храбрость и мужество» комдиву было присвоено звание Героя Советского Союза.
В конце войны 301-я стрелковая дивизия под командованием Владимира Антонова участвовала в Берлинской наступательной операции, штурмовала Берлин. Ее солдаты и офицеры снова оказались в авангарде и свою задачу выполнили с честью.
С честью продолжил свой путь и В.С. Антонов. 11 июля 1945 года ему было присвоено звание генерал-майора. Уже в послевоенное время он окончил Высшую военную академию имени К.Е. Ворошилова и до выхода в отставку в 1964 году находился на различных командных должностях.
Владимир Семёнович ушел из жизни в День Великой Победы - 9 мая 1993 года. И, наверное, в этом тоже есть какой-то знак судьбы. Последние удары генеральского сердца продолжил победный салют страны, спасшей мир от фашизма...

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: Герой Советского Союза, генерал-майор В.С.Антонов


Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...