суббота, 26 сентября 2015 г.

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

КАВКАЗ БЕЗ ГРАНИЦ


Стремительно пролетевшее лето подарило каждому из нас  незабываемые впечатления, новые интересные открытия, приятные встречи и неожиданные знакомства. Наверное, потому мы уже сейчас, хоть и прошло совсем немного времени, с легкой грустью вспоминаем те солнечные дни, когда так сетовали на жару, когда нам очень хотелось порой покоя и прохлады… Для меня одним из ярких воспоминаний об ушедшем лете останется, пожалуй, старинная балкарская свадьба, уникальная возможность побывать на которой выпала на мою долю.

ПРИКОСНОВЕНИЕ к вековой старине, о которой помнят нынче разве что седобородые балкарские старцы да омытые нарзановой чистотой вечные камни Балкарии, стало возможным, благодаря Фонду по сохранению памятников истории и культуры «Сто шагов к Кайсыну». Этот фонд уже на протяжении нескольких лет действует в Кабардино-Балкарии, проводя огромную работу по возрождению национальной культуры балкарцев. Возглавляет фонд «Сто шагов к Кайсыну» Хадис Тетуев  - человек, бесконечно преданный своему народу и страстно влюбленный в отчий край, воспетый великим поэтом. Одним из первых грандиозных проектов, осуществленных фондом, стало возведение каменной стены из ста плит, на которых высечены бессмертные поэтические строки Кайсына Кулиева.
Другой проект фонда «Сто шагов к Кайсыну» - «Нартские игры», которые теперь ежегодно проходят в Кабардино-Балкарии. В нынешнем году они проводились уже в шестой раз, и их главным событием стала традиционная балкарская свадьба – таулу той. Необычное праздничное действо, проходившее в полном соответствии с древними традициями балкарского народа, собрало в селе Ташлы-Тала, что в Лескенском районе Кабардино-Балкарии, огромное количество людей. Гости на эту свадьбу приехали со всех концов республики. И стар, и млад спешили сюда, чтобы воочию увидеть свою ожившую историю. На их глазах соединялись брачными узами жители Ташлы-Тала Ильяс Гузиев и Индира Бичеккуева.
У ингушей и балкарцев много общего и одна трагическая судьба. Оба народа были подвергнуты сталинскому геноциду, понесли неисчислимые бедствия и вынуждены до сей поры по крупицам восстанавливать свою национальную историю и культуру. В этом, собственно, трагедия всех репрессированных сталинщиной народов. Их долгие годы пытались лишить национального самосознания и национальной идентичности. Но вопреки всему, пройдя многотрудный путь, полный суровых испытаний и невосполнимых потерь, эти народы не утратили своей верности заветам предков. Никому не удалось изжить в них тяги к собственным корням, стремления к истокам национального духа.
Балкарская свадьба в селе Ташлы-Тала стала красочной иллюстрацией такого стремления. Представители старшего поколения словно передавали эстафету в руки молодых, тех, кому завтра предстоит жить на родной земле и украшать ее своим трудом. В этом единстве светлых надежд, казалось, в полную силу торжествовал древний этический кодекс карачаево-балкарского народа Ёзден Адет , указывающий путь веры, чести, добра, достоинства и свободы.
Однако пока еще не все так хорошо, как нам того хотелось бы. И в балкарском, и в ингушском обществе с тревогой говорят о том, что в национальный обиход вторгаются новые веяния. Новомодные введения затронули и свадебный обряд. Свадьбы все чаще стали играть в ресторанах... Неужели национальный дух постепенно угасает?  
- Наше старшее поколение уверено: в балкарской свадьбе происходят  недопустимые деформации, - говорит моя коллега из Кабардино-Балкарии, корреспондент газеты «Горянка» Марзият Байсиева. - Введены новые «современные»  правила, которые категорически не соответствуют духу национальной культуры.
Горькая правда состоит в том, что многие балкарцы понятия не имеют о законах проведения  национальной свадьбы. Но виноваты ли они в этом  незнании? В советские годы  активно стирались национальные различия, были в моде «комсомольские» свадьбы. Сейчас - экономический кризис, лишь бы семью прокормить. Да и поколение, которое ещё что-то помнило о традициях и обычаях, уже уходит…
Многие скажут, кому нужна сегодня национальная свадьба? Возражу им. Красивая свадьба остается мечтой многих молодых людей, которые считают её началом счастливой супружеской жизни. А что может быть красивее национальной свадьбы? В ней – видение мира наших предков. И, возрождая её, мы словно приглашаем в нашу жизнь ушедшие поколения, раздвигаем горизонты нашего бытия, встречаясь лицом к лицу с теми, чья кровь течет в наших венах. Перенося культуру из прошлого в настоящее, мы оберегаем её для будущего. Без этого духовные пустоты неизбежны.

НАСТОЯЩАЯ балкарская свадьба является увлекательным и ярким зрелищем. В этом убедились и мы, гости, приехавшие в Ташлы-Тала из Ингушетии. В строгом следовании древним народным традициям всегда кроется удивительная красота и гармония. А уж если дело касается свадьбы…
Шестые «Нартские игры» в первозданной красе продемонстрировали присутствующим весь свадебный обряд балкарцев и предшествующее ему сватовство. На протяжении всего праздника не смолкали народные балкарские песни, продолжались танцы и игры. Словом, веселье било через край. А пока старшие были заняты своим делом, молодежь состязалась в силе и ловкости. Молодые джигиты взбирались высоко вверх по скользкому шесту, пытаясь завладеть призами в этой старинной народной забаве. За общим весельем бдительно следил неутомимый теке, облаченный в костюм тотемного животного. Этот сакральный герой и пары в танцевальный круг приглашал, показывая собственным примером, как нужно радоваться праздничному событию, и при необходимости мог пригрозить своей плеткой тем, кто отступал от правил.
Свадебный поезд, отправившийся в дом невесты, представлял собой кавалькаду автомобилей. И это было единственным отступлением от стародавних времен – фаэтонов нынче днем с огнем не сыскать. Зато во главе этого поезда гарцевали на горячих скакунах джигиты в черкесках и с флагами в руках. На одном из этих флагов реяла фамильная символика. Везли с собой родственники жениха и «ореховую шапку». Предназначение маленьких зеркал на ней в том, чтобы отвратить дурной глаз, сладости пророчат молодым счастливую и благополучную жизнь, а вот разные безделицы, которыми тоже украшена «ореховая шапка», пойдут потом на подарки детворе.
Еще один важный атрибут отправляющихся за невестой родственников жениха – свернутый войлок с приколотыми на него подарками. В доме невесты им вскоре предстоит произнести девять пожеланий. Эта ответственная миссия возлагается на самых уважаемых людей. Танцы начнутся уже после третьего такого пожелания и будут длиться столько, сколько будет длиться сама свадьба.
Покинуть беспрепятственно дом вместе с невестой родственникам жениха не удастся. Им, как и на ингушской свадьбе, преградят путь дети, требующие своего выкупа. Вообще, в традиционной балкарской свадьбе присутствует множество увеселительных моментов. Ей свойственен целый комплекс различных брачных обрядов. Описать их все в одной газетной статье вряд ли удастся. Однако у каждого, кто интересуется этой стороной истории балкарского народа, всегда есть возможность обратиться к соответствующим исследованиям.

ПЕРЕД отъездом из Ташлы-Тала я взял интервью у Тамары Биттировой, доктора филологических наук, профессора, главного научного сотрудника отдела балкарской филологии Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований Российской Академии наук. Тамара Шамсудиновна известный  культуролог и литературовед. Ее исследования посвящены карачаево-балкарской культуре и литературе.
- В каждом малочисленном народе живет страх быть проглоченным глобализацией, - сказала Т.Ш.Биттирова. – Собственно, перед такой угрозой находятся сегодня и большие народы. Радует, что наша интеллигенция прониклась пониманием этой проблемы и предпринимает шаги, направленные на то, чтобы сохранить национальный язык и национальную культуру, возродить к новой жизни проверенные веками традиции и обычаи. Одним из таких неравнодушных людей является Хадис Тетуев. Юрист и историк по образованию, он стал инициатором многих национальных проектов. Возглавляемый им фонд объединил единомышленников, благодаря которым сегодня, к примеру, восстановлена сакля, в которой родился Кайсын Кулиев, и в мраморных плитах увековечены сто лучших стихотворений великого поэта.
«Нартские игры» - это продолжение того большого дела, которое было начато нашей интеллигенцией несколько лет назад. По просьбам молодежи и представителей старшего поколения в нынешнем году они были посвящены традиционной балкарской свадьбе. Вы наверняка обратили внимание, что по ходу всего мероприятия ведущие подробно рассказывали о древних традициях, которыми пронизан свадебный обряд балкарцев. Молодежь внимала этим рассказам и имела возможность все увидеть своими глазами.
Карачаево-балкарское общество всегда было очень демократичным и это нашло отражение в наших традициях и обычаях. При множестве сословий основной состав населения у нас представляли собой свободные крестьяне-уздени. Князей при этом было мало, а еще меньше было зависимых сословий. Демократичным оставалось и отношение к женщине. Иногда женщин приглашали даже на заседания Тёре – народного парламента (у ингушей это Мехк Кхел)
Кстати, должна отметить, что я родилась в Хуламском ущелье, мой папа родом из Хулама. После нашего возвращения из депортации это общество, к сожалению, не восстановилось, и огромная территория осталась безлюдной. Людям не разрешили поселиться в местах прежнего проживания, и это было проявлением политики, направленной на ассимиляцию балкарцев. Интересно, что в топонимике Хуламского ущелья, которое выходит на Осетию, обнаруживается очень много ингушских слов. Даже само слово Хулам означает по-ингушски Лесистая гора. Есть у нас и местность, которая называется Ингушо – Ингушское урочище.
Я изучила много исследований на эту тему и мне думается, что вайнахи действительно являются самыми древними жителями Кавказа. Вайнахский субстрат ощущается везде. Ингушское слово малх (солнце), возможно, присутствует и в самом названии балкарцев – малкъар (солнечные люди). По крайней мере, для меня это звучит убедительно, и я считаю, что новое прочтение нашей общей истории еще впереди…

Ахмет ГАЗДИЕВ

Фото автора

















  

ФИЛОСОФИЯ ВОСПИТАНИЯ МАГОМЕДА КАРТОЕВА

ЛИЧНОСТЬ


Посвятив всю свою жизнь учительскому труду, он стал одним из самых известных педагогов Ингушетии. И секрет такой известности прост. Его профессиональный багаж, прираставший год за годом, однажды, как-то незаметно даже для него самого, стал бесценной кладезью знаний, без которых никак не обойтись в воспитании подрастающего поколения. В этой кладези кроются, пожалуй, ответы на самые сложные вопросы. В ней – ключ к тонкой философии воспитания. Потому и не удивительно, что даже сейчас, когда он уже давно находится на заслуженном отдыхе, к его опыту нередко обращаются молодые учителя.

ЦЕЛАЯ армия благодарных учеников хранит сегодня в своих сердцах любовь к своему наставнику. За долгие годы преданного служения избранному делу он стал таковым для многих поколений школьников. Ребята взрослели под его началом и уходили в большую жизнь, покидая стены родной школы. Напутствуя каждого ученика в путь, он словно отдавал ему частицу своего доброго и чистого сердца. Так множилось под солнцем добро. Так совершались потом правильные поступки. Так учитель продолжался в своих учениках…
Щедрость души – это, наверное, главная отличительная черта Магомеда Мусиевича Картоева. Ее проявления без труда обнаруживаются и в неприметных на первый взгляд делах этого человека и в его больших жизненных свершениях. Продиктованный сердцем выбор всегда безошибочен. И биография М.М.Картоева яркое тому подтверждение.
Многие запомнили Магомеда Мусиевича директором Экажевской средней общеобразовательной школы №2. Отчасти, конечно, потому, что с его директорством были связаны самые заметные успехи этого учебного заведения, о которых нередко говорили в ту пору не только в Назрановском районе, но и на республиканском уровне. Да и возглавлял М.М.Картоев педагогический коллектив Экажевской СОШ №2 долгий срок – с 1975-го по 2011 год. Это уже само по себе заслуживает, согласитесь, внимания.
Неустанные труды Магомеда Мусиевича Картоева на педагогической ниве принесли ему широкое признание. Сегодня, будучи в преклонном возрасте, он окружен уважением всех без исключения односельчан. В прежние годы, когда энергии ему было не занимать, М.М.Картоева не раз избирали депутатом Экажевского сельского совета. Был он и депутатом Назрановского городского совета народных депутатов нескольких созывов. Горячие речи Магомеда Мусиевича о ситуации в сфере образования звучали также и с трибуны Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР, в который делегировали его доверявшие ему жители Назрановского района.
К слову сказать, при общем трудовом стаже в 65 лет, беспрерывный педагогический стаж М.М.Картоева составляет 54 года. Цифра кажется фантастической, но именно столько лет своей жизни отдал этот необыкновенный человек школе. Учителем он стал не сразу. И потому выбор его был куда более чем осознанным.

НА ЛЮДЕЙ поколения Магомеда Мусиевича выпали тяжелейшие испытания сталинской депортации, которой подвергся ингушский народ. Там, в Казахстане, вдали от Родины, пришлось молодому Картоеву сполна познать вкус горького хлеба чужбины. Он трудился на самых разных тяжелых работах, чтобы хоть как-то прокормить свою семью, и не мог смириться с тем бесправием, на которое был обречен его народ. А картины растоптанного сталинизмом детства до сих пор преследуют его.
М.М.Картоев с болью говорит, что тогда многие ингушские дети не видели школьных тетрадок и учебников, потому что им попросту не в чем было пойти в школу. Они мерзли, болели и голодали… Именно эта несправедливость по отношению к детям заставила его однажды принять твердое решение. Магомед Картоев дал себе слово стать учителем.
Сдержать свое слово ему удалось лишь по возвращению в родные места. В 1958 году он впервые переступил порог Экажевской сельской школы в качестве учителя русского языка и литературы, продолжая при этом заочно учиться на филологическом факультете Чечено-Ингушского государственного педагогического института. М.Картоеву исполнилось тогда уже 30 лет.
Совсем скоро Магомед Мусиевич стал завучем школы, с головой окунувшись в работу. Его увлеченность делом не осталась незамеченной. В 1960 году его назначили инспектором отдела образования исполкома Назрановского райсовета. Круг забот и обязанностей стал несравнимо больше. Но на этом карьерный рост Картоева не остановился. Прошло еще немного времени, и он возглавил райОНО. И тут надо сразу отметить, что движим Магомед Мусиевич был отнюдь не карьерой. Иной на его месте, получив такой пост, сидел бы в президиумах да помалкивал. Но М.Картоев, не понаслышке зная теперь все проблемные, узкие места системы народного просвещения, позволить себе молчать не мог.

ПЕРВЫМ делом Магомед Мусиевич во всеуслышание заговорил об острой нехватке школ в Назрановском районе, о том, что существующие образовательные учреждения переполнены до невозможности и в результате этого вынуждены работать в три смены. Какие это имело последствия, писал десять лет назад в своем очерке «Рожденный быть учителем» мой старший коллега, талантливый журналист Муса Костоев:
«Строительство новых школ на территории Ингушетии руководство объединенной Чечено-Ингушетии мало заботило. А на отчаянные письма руководителей школ с просьбами построить новую или расширить старую школу партийная номенклатура как здесь, на местах, так и наверху отмалчивалась или туманно отвечала, что это, дескать, возможно через пятилетку-другую. И только один человек целенаправленно и неустанно боролся за строительство новых школ. Это был Магомед Мусиевич Картоев.
Десятки писем, жалоб и заявлений отправлял он в адрес чиновников районного и республиканского ранга. В них опытный педагог со знанием дела доказывал, что существующих в районе возможностей далеко не достаточно для получения школьниками мало-мальски подходящего образования.
Наконец, лед, казалось, тронулся. В начале 70-х годов прошлого века тогдашний министр образования ЧИАССР пообещал дать деньги на строительство одной школы на 320 учебных мест – деньги, дескать, будут, но земельный участок под строительство ищи сам.
Радость была омрачена этой проблемой. Кто, в каком селе даст землю под школу? На пустом поле в степи ее не построишь, а в центре любого села сельчане за каждый квадратный метр стоят не на шутку. Едва найдя где-нибудь в селе подходящую площадку, Магомед Мусиевич начинал обрабатывать сельчан: здесь бы школу построить, детям далеко ходить не надо будет. В ответ слышалось неизменное: «Какая школа? Зачем она? Здесь исконное место сбора стада наших коров перед выгоном в поле.»
Поиски свободного участка ни к чему не привели. И тогда Магомед Мусиевич решился на крайний шаг. Он предложил под строительство школы… собственный огород - благо, он граничил с довольно широкой по сельским меркам дорогой. Уговорил и своих соседей-однофамильцев пожертвовать по сотке земли.
Но Картоеву еще предстоял разговор с министром. Тот вполне мог запретить строительство, сказав, что школа нужнее в другом селе. Однако Магомед Мусиевич не был бы самим собой, если бы позволил этому случиться.
И вот он в кабинете министра образования ЧИАССР – излагает свои возможности, сообщает, что под участок для строительства новой школы отдает собственный огород… Министру, пораженному такой жертвой многодетного и отнюдь не богатого человека, ничего не оставалось, кроме как благословить строительство:
-Ну, что ж, Магомед Мусиевич, школ в других ингушских селах тоже недостаточно. Но там никто не предложил на решение этой проблемы свою собственную землю. Назначаю вас вдобавок к вашей основной должности директором будущей школы. Контролируйте строительство…
Так Магомед Мусиевич стал директором строящейся, а в 1975 году уже построенной в селе Экажево средней школы №2».

СВОЮ готовность поступиться собственными интересами и отказаться от личных благ ради общего дела М.М.Картоев демонстрировал потом еще не единожды. Следуя данному когда-то себе слову, на всю жизнь придя в педагогику, он полностью, без остатка посвятил себя детям. В этом существовании, сравнимом, на мой взгляд, с жизненным подвигом, нашел Магомед Мусиевич настоящее счастье. Этим он жил, каждодневно убеждая других в том, что чужих детей не бывает.
День за днем обретая опыт, М.М.Картоев с самого начала научился, прежде всего, видеть в каждом своем воспитаннике личность. На этом, собственно, и была построена его философия воспитания. И дети платили ему за это доверием, искренним уважением и любовью. Чувствуя его отеческую заботу, школьные хулиганы вдруг начинали исправляться, а неуспевающее прилежнее брались за учебу. Многие из них выросли замечательными людьми, стали прекрасными специалистами и приносят сегодня пользу своему народу и своей стране. Несомненно, строгий и взыскательный, но в то же время необычайно справедливый и добрый наставник навсегда остался для них примером. Подвести его ожиданий, его доверия, выданного авансом, было попросту невозможным.
Ветеран труда, один из старейших учителей Республики Ингушетия Магомед Мусиевич Картоев стал обладателем многих высоких наград и званий. Отличник просвещения СССР и РСФСР, в 1986 году он был награжден медалью «За трудовую доблесть». В 1987 году Указом Президиума Верховного Совета ему было присвоено почетное звание заслуженного учителя школы РСФСР. Кроме того, М.М Картоев - почетный работник общего образования Российской Федерации. В 2007 году он стал кавалером ордена «За заслуги» - высшей государственной награды Республики Ингушетия.
В семейном архиве Картоевых хранится и огромное количество почетных грамот, полученных Магомедом Мусиевичем в разное время от различных министерств и ведомств. И хотя вряд ли можно оценивать какими-то наградами благородные порывы человека и движение его души, в них все же в какой-то степени находит свое отражение безупречный жизненный путь, пройденный им достойно, без каких бы то ни было скидок на трудности.
«Труд учителя ни с чем не сравним и не сопоставим, - писал великий педагог В.А.Сухомлинский. – Ткач уже через час видит плоды своих трудов, сталевар через несколько часов радуется огненному потоку – это вершина его мечты; хлебороб через несколько месяцев любуется колосьями и горстью зерна, выращенного в поле… Учителю же надо трудиться годы и годы, чтобы увидеть предмет своего творения. Бывает, проходят десятилетия и еле-еле начинает обозначаться то, что ты замыслил. Никого так часто не посещает чувство недовольства, как учителя, ни в каком труде ошибки и неудачи не ведут к таким тяжелым последствиям, как в учительском… Каждая крупинка твоей человеческой красоты – это его бессонные ночи, седины, безвозвратно ушедшие мгновения его личного счастья. Да, учителю часто бывает некогда подумать о себе, так как он вынужден думать о других. И это для него не самопожертвование, не безропотное подчинение судьбе, а подлинное счастье личной жизни».
Приведенные выше слова вполне применимы к жизненному выбору Магомеда Мусиевича Картоева, к его педагогическому кредо и многолетнему учительскому труду. Он прошел в педагогике большой и яркий путь, сделавший его по-настоящему счастливым человеком. И это ощущение счастья не смогли омрачить никакие житейские невзгоды. С этим ощущением Магомед Мусиевич живет и по сей день, уверенно приближаясь к своему 90-летнему юбилею.  

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: М.М.Картоев – человек, посвятивший себя детям

Фото из семейного архива

четверг, 24 сентября 2015 г.

НЕ ПРОИГРЫВАТЬ В БИТВЕ ЗА УМЫ



В минувшие выходные в живописный Джейрахский район приехали представители медиа-сообщества республики. Здесь, в конференц-зале туристического комплекса «Армхи», проходил двухдневный семинар «Журналисты и блогеры Ингушетии против терроризма и экстремизма». Мероприятие было организовано республиканским министерством по внешним связям, национальной политике, печати и информации.

РЕЧЬ на семинаре шла об информационном противодействии терроризму и экстремизму. Эта проблематика в последние годы приобрела особую остроту. Коммуникационная революция, проникновение интернета во все сферы нашей жизни помимо безусловного положительного эффекта привело к тому, что цифровая среда стала удобным полем для распространения террористической и экстремистской идеологии, представляющей собой серьезную угрозу для национальной безопасности нашей страны.
Государство в последние годы усиливает свои позиции по правовому регулированию этой сферы. Принятые на законодательном уровне документы защищают традиционные семейные ценности, устанавливают ответственность за разжигание национальной вражды, оскорбление чувств верующих и т.д. Такие усилия находят поддержку общества, обеспокоенного своим будущим. Как раз этого будущего нас и хотят лишить идеологи терроризма и экстремизма, делая главную ставку на подрастающее поколение и избрав объектом своего воздействия молодежь.
Сегодня молодые люди активны в социальных сетях и зачастую именно там юные обладатели гаджетов подвергаются массированной идеологической обработке, пополняя затем ряды экстремистских организаций и неформальных группировок, идеология которых основана на ксенофобии, национальной и религиозной нетерпимости.

Манипулировать неокрепшими умами очень легко. К тому же, согласно последним исследованиям, посвященным цифровизации и медиатизации российского общества, одной из главных тенденций в развитии массовой информации в России стало становление в сети нового типа аудитории. Речь идет о так называемой протестной аудитории, которая не просто производит собственный контент, но и настроена протестно по целому ряду вопросов. Эта аудитория часто не обладает собственным мировоззрением, навыками критического мышления и критической интерпретации сообщений медиа, она агрессивна, не толерантна и именно поэтому зачастую становится жертвой манипуляций различных сил.
Обращаясь к участникам Джейрахского семинара с приветственным словом, и.о. заместителя министра по внешним связям, национальной политике, печати и информации РИ Магомед Баркинхоев, отметил, что российское информационное сообщество обязано адекватно реагировать на новые вызовы.

Более подробно об этих вызовах и способах противодействия им рассказали в последующем заместитель руководителя по исследовательским программам Центра современной кавказской политики Владислав Никонов и главный редактор информационного агентства «Молния» Антон Коробков-Землянский, приглашенные на семинар «Журналисты и блогеры Ингушетии против терроризма и экстремизма» в качестве экспертов в области информационных технологий.



Первый день семинара был полностью посвящен рассмотрению методов формирования общественного сознания и защиты от манипулятивных методик. Участникам была предоставлена возможность обменяться мнениями и обсудить целый спектр вопросов, связанных с заявленной темой. Не менее интересно прошел и второй день работы семинара. В его ходе серьезно и широко рассматривались формы и методы противодействия идеологии экстремизма и терроризма. Представители средств массовой информации и массовой коммуникации получили профессиональные ответы на все интересовавшие их вопросы.
К слову сказать, Джейрахский семинар вызвал некоторую активность и со стороны аудитории, которую по некоторым признакам можно отнести к протестной или которая себя таковой позиционирует. В социальных сетях появились неоднозначные посты, вслед за которыми последовали еще более странные с точки зрения здравого смысла комментарии. Обращает на себя внимание тот факт, что авторы интернет-комментариев зачастую неправильно трактуют ключевые термины, не удосужившись при этом заглянуть в словарь. Для них я нашел время сделать следующую выборку:

Терроризм – это крайнее проявление экстремизма, явление, связанное с насилием, угрожающее жизни и здоровью граждан.
Национализм – это форма общественного единства, основанная на идее национального превосходства и национальной исключительности.
Расизм – это совокупность концепций, основу которых составляют положения о физической и психической неравноценности человеческих рас и о решающем влиянии расовых различий на историю и культуру человеческого общества.
Фашизм - это идеология и практика, утверждающие превосходство и исключительность определенной нации или расы и направленные на разжигание национальной нетерпимости, дискриминацию, применение насилия и терроризма, установление культа вождя.
Уголовная ответственность за данные преступления возникает с 16 лет. Степень уголовной ответственности зависит от степени тяжести преступления – штраф от ста тысяч рублей до лишения свободы (от шести месяцев до пожизненного заключения).

В КАЧЕСТВЕ авторской ремарки по итогам Джейрахского семинара могу сказать, что своих целей он достиг. Однако все понимают, что одной идеологической составляющей в борьбе против терроризма и экстремизма, конечно, недостаточно. Тут требуются консолидированные усилия государства и российского общества в целом. Ведь далеко не секрет, что питательной почвой для проникновения экстремистских идей в сознание северокавказской молодежи являются ее неустроенность, последствия, вызванные социальным расслоением населения и экономической  напряженностью, которая не спадает в регионе на протяжении многих последних лет. С аналогичными проблемами зачастую сталкиваются молодые люди и в других российских регионах, что делает их легкой добычей в битве за умы со стороны различных националистических организаций и экстремистских группировок.
Между тем, в сегодняшних условиях, когда наша страна подвергается мощнейшим идеологическим атакам, нам всем как никогда требуются единство и сплоченность.

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: семинар «Журналисты и блогеры Ингушетии против терроризма и экстремизма» стал открытой дискуссионной площадкой для его участников.
Фото автора


среда, 23 сентября 2015 г.

КРАСОТЫ ПРЕДГОРНОЙ ИНГУШЕТИИ



Недавно группа журналистов общенациональной газеты Республики Ингушетия «Сердало» побывала в селении Алкун Сунженского района Ингушетии. Когда пребывание нашего журналистского десанта здесь подходило к завершению, мы попросили Мухарбека Барахоева, главу администрации этого сельского поселения, показать нам местные красоты. И надо сказать, что в выборе гида не ошиблись...

Мухарбек повез нас по дороге, ведущей по Ассиновскому ущелью от Алкуна в Джейрахский район. Открывающиеся здесь виды, конечно, потрясают своей красотой и оставляют неизгладимое впечатление. Покрытые вековым лесом скалы, рвущиеся в небо, рокот горной Ассы, стремительным серпантином бегущей по дну ущелья, великолепная горная дорога, на которой чувствуешь себя комфортно, а за каждым поворотом просто приходишь в восторг от возникающих перед твоим взором чарующих картин...
Впервые я побывал здесь прошлым летом вместе с друзьями и родственниками, которые приехали погостить в Ингушетии из Казахстана. Казалось бы, меня не ждали никакие открытия. Однако на этот раз мы с коллегами увидели то, что в тот первый памятный приезд сюда почему-то осталось незамеченным мной.
Машина с тихим шорохом остановилась на гладкой ленте асфальта, и Мухарбек произнес: «А вот и наша пещера». Повернув головы направо, мы увидели это произведение искусницы-природы. Конечно, в этот момент никто из нас не смог удержаться от соблазна хоть на миг почувствовать себя спелеологами. У всех одновременно возникло желание заглянуть в пещеру.
Оказывается, раньше, до строительства новой горной дороги, о существовании этой пещеры никто не подозревал. Теперь она доступна всем желающим. Не самые лучшие ценители природы оставили здесь даже автографы в память о своем пребывании. И честно говоря, сделали они это совершенно напрасно. Природный шедевр этим отнюдь не украсили, а вот мнение о себе создали...
Уже на пороге этой пещеры нас окутал холод. В яркий солнечный день это была разительная смена температур. Под сводом пещеры гулко бились наши голоса, а куда-то в темноту, в толщу горных пород уходили два хода… Конечно, отправляться в поисках приключений вглубь пещеры мы не стали. Не было у нас с собой ни специального снаряжения, ни даже фонариков. Да, собственно, и особого желания искушать судьбу тоже не было. Но впечатлений это таинственное место подарило нам все-таки немало.
Выбравшись наружу, мы продолжили свое маленькое путешествие. Несколько небольших смотровых площадок, которыми оборудована новая горная дорога, дают прекрасную возможность всецело раствориться к красоте окружающего ландшафта. Странным образом этот ландшафт совсем не портят следы человеческой деятельности – ни сама дорога, ни линии электропередач (прошлым летом они, помнится, только устанавливались). Напротив, здесь все рождает чувство какой-то завершенности и гармонии. Надеюсь, мои снимки передадут это ощущение и вам…

















Ахмет ГАЗДИЕВ

Фото автора 

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА


6 сентября в нашей стране отмечался профессиональный праздник - День работников нефтяной, газовой и топливной промышленности. Его по праву считают своим и многие жители Ингушетии. Это те, кто связал свою жизнь с профессией геологов, буровиков, транспортников, технологов, а также множеством других нелегких нефтяных специальностей. Конечно, особое отношение к этому дню у жителей города Малгобека - нефтяной столицы Ингушетии...



МАЛГОБЕК обязан своим рождением событию, которое произошло в этих местах 24 августа 1933 года. В тот памятный день на Терском хребте из скважины № 13 с глубины 1180 метров был получен промышленный приток нефти. Так было открыто знаменитое Малгобекское нефтяное месторождение, а его первооткрывателем оказался Кабир Тайзетдинович Тайзетдинов. Вскоре после этого на Терских высотах и начали закладывать рабочий поселок, которому предстояло стать городом с интересной судьбой и героической биографией.
В ту пору не все складывалось так, как хотелось бы того первопроходцам Малгобекской нефти. Результаты первого года разведки на Малгобекском месторождении принесли неутешительные итоги. Группа скважин, заложенная у первой фонтанной буровой, показала, что залежь, давшая фонтан, невелика по размеру. Нефть была получена всего из трех скважин. Не дали нефти и другие скважины, пробуренные в различных пунктах разведывавшейся площади.
Сыграл свою роль и человеческий фактор. Геологи, работавшие в спешке, не успевали производить все необходимые геологические построения. Их разрозненные исследования не могли дать цельную картину сложного строения недр Терского хребта. И тогда для обобщения всех материалов разведки в Грозном была организована геологическая группа в составе опытных геологов, геофизиков, топографов и картографов, возглавили которую Н.Д.Единин и В.А.Тилюпо. Одновременно с этой работой были установлены скважины на всех профилях, пересекавших Терский хребет, что помогало уточнять геологическую карту.
Доступные сегодня материалы свидетельствуют, что «целеустремленная разведка массовым бурением, сопровождаемая кропотливой геологической работой по обобщению материалов, принесла результаты на следующий же год. В начале второго года разведки было открыто месторождение в северо-западной части площади, содержащее богатые залежи легкой нефти. В середине года были открыты еще две залежи с более тяжелой нефтью вблизи Малгобека. Дальнейшие разведки приносили ежемесячно все новое и новое расширение нефтеносных площадей. Все эти залежи, не превышавшие 150-300 метров в ширину, тянутся на расстоянии многих километров.
Большие затраты на разведку и промысловое строительство на Малгобекско-Вознесенской площади были окуплены многими миллионами тонн нефти и газа, добытыми в первые же годы разработки этого месторождения. Опыт разведки Малгобека не пропал даром - тем же методом были открыты и другие месторождения Терского антиклинория. Тем же методом, примененным к разведке старогрозненской антиклинали, были открыты многочисленные экранированные разрывом залежи в северном поднадвиге этой складки и на ее восточном погружении в районе г. Таш-Кала».



ПЕРВОПРОХОДЦЫ большой Малгобекской нефти стали известными в Советском Союзе людьми. В 1935 году внимание нефтяников всей страны вновь было приковано к Малгобеку. Малгобекские покорители недр выступили с инициативой начать скоростную проводку скважин. Зачинательницей развернувшегося повсеместно соревнования стала бригада мастера Загуменного, сумевшая за месяц пройти почти тысячу метров. Совсем скоро Малгобек выдал новый всесоюзный рекорд. 3808 метров – такой оказалась месячная скорость проходки в бригаде мастера А.Рябова. Казалось бы, предел достигнут. Но и этот рекорд продержался недолго. Бригада Т.Габанова за месяц достигла фантастической отметки 4488 метров!
Добыча нефти на Малгобекском месторождении неуклонно росла. В 1936 году страна получила из недр Терского хребта 1 млн. 243 тыс. тонн сырья. Люди разных национальностей самоотверженно и вдохновенно трудились на Малгобекских промыслах и продолжали строить свой юный город, с каждым годом делая его все краше.
Впечатляющие цифры, ставшие результатом трудового героизма, сыпались как из рога изобилия. В 1940 году бригада, которую возглавлял мастер Г.Косяк, установила новый всесоюзный рекорд, пробурив скважину со скоростью 6020 метров за месяц. Уже к следующему году нефтяники Малгобека добыли 1 млн. 325 тыс. тонн «черного золота», продемонстрировав наивысший уровень добычи за весь предвоенный период.

С НАЧАЛОМ Великой Отечественной войны потребность в стратегическом сырье остро возросла. И малгобекские нефтяники оправдали все ожидания Родины. За образцовое выполнение правительственных заданий по снабжению фронта горючим Указом Президиума Верховного Совета СССР 6 февраля 1942 года коллектив промысла был удостоен ордена Ленина. Многие передовики производства были отмечены высокими правительственными наградами.
В конце лета 1942 года войска фашистской Германии, несмотря на отчаянное сопротивление Красной армии, вплотную подошли к Тереку. 1 сентября начались ожесточенные и кровопролитные бои под Малгобеком. Когда над нефтеносным районом возникла угроза захвата врагом, малгобекские нефтяники с болью в сердце уничтожили свои скважины. Они не могли допустить, чтобы фашистам достались их богатства, к которым те так настойчиво рвались. На всей площади нефтедобычи продолжала действовать лишь одна скважина, любовно прозванная защитниками города Партизанкой. Она согревала их в окопах, став доброй легендой жестокой и беспощадной войны.
3 января 1943 года немецко-фашистские захватчики, осаждавшие Малгобек, были изгнаны с Терских высот. Враг потерпел сокрушительное поражение под стенами юного города нефтяников. Малгобек лежал в руинах, но меньше чем через месяц старые  скважины были восстановлены и добыча малгобекской нефти возобновилась. В начале мая 1943 года вступили в строй и первые новые скважины.
Яркая трудовая эпопея нефтяного Малгобека продолжалась десятилетие за десятилетием. В 1967 году открытие залежей в верхнемеловых отложениях позволило в 12 раз увеличить добычу ценного сырья. Нефтяники Малгобекского района непрерывно наращивали свои усилия. В 60-70 годы прошлого столетия им удалось пройти рубежи добычи от 800 тыс. до 7 млн. тонн «черного золота» в год. Высокого звания Героя Социалистического труда были удостоены Марина Яковлевна Паук, Федор Львович Колесников, Александр Иванович Левшин, Ахмет Бибердович Лалагоев и другие.

ТЯЖЕЛЫЕ испытания выпали на долю ингушских нефтяников в 90-е годы прошлого века. Глубокий экономический кризис, поразивший Россию, больно ударил по тем, кто привык работать честно. Нефтегазовый комплекс Ингушетии в условиях безвластия и экономического хаоса оказался на краю гибели. Сегодня можно с полной уверенностью говорить о том, что он был сохранен только благодаря героическим усилиям работавших в нем людей. Нефтяники и на этот раз продемонстрировали свою решимость и твердый характер.
В 2011 году в рамках поручения правительства Российской Федерации о восстановлении нефтегазового комплекса Ингушетии, а также в целях взаимодействия в сфере решения ряда социальных вопросов республики, было подписано соглашение о сотрудничестве между Республикой Ингушетия и ОАО «НК «Роснефть» . В марте того же года было создано ОАО «РН «Ингнефть». В результате реализации соглашения добыча нефти в Ингушетии в 2011 году увеличилась на 17%. «Роснефть» приступила к осуществлению инвестиционной программы в области геологоразведки и повышения нефтедобычи на территории региона и, а также стала участвовать в программе по подготовке кадров для нефтяной отрасли Ингушетии. Практически сразу же были сделаны первые шаги и в других, предусмотренных соглашением направлениях. Помимо всего прочего, речь, в частности, идет и об участии компании в строительстве ряда социальных и спортивных объектов.

РАБОТАЯ над этим материалом, я встретился с начальником центральной инженерно-технологической службы ОАО "РН "Ингушнефть" Сергеем Ковяровым. Наша беседа касалась нынешнего положения и перспектив развития нефтекомплекса Ингушетии.
Как рассказал Сергей Константинович, в настоящее время уже подготовлен проект и готовится площадка для бурения скважины 25-й Серноводской. Это делается с целью доразведки и продолжения разработки нижнемеловой залежи Серноводского месторождения. Верхнемеловая залежь здесь уже эксплуатируется. На ней работают 17-я и 19-я скважины.
25-я Серноводская – разведочная скважина. Нет твердой гарантии, что она даст нефть и будет в эксплуатации. Большой комплекс геологоразведочных работ на этой площади принес больше вопросов, чем ответов. В то же самое время это ставит специалистов перед необходимостью проведения не только поверхностных работ, но и бурения. Для этого намечено несколько участков, однако 25-я Серноводская является самой перспективной.
Несмотря на сложную экономическую ситуацию и падение цен на нефть, «Роснефть» не закрыла этот проект, понимая, что нефтяники Ингушетии остро нуждаются в приращении уровня нефтедобычи.
- Все это время работа была подчинена одной важнейшей цели  – стабилизировать добычу нефти, - говорит Сергей Константинович. – Достигнув определенного уровня, мы старались держать показатели. При этом приходилось и приходится выходить из положения с минимальными затратами. Прежде всего, мы уделили внимание капитальному ремонту скважин и выводу их из бездействия, наступившего, к примеру, в результате аварий в период их эксплуатации (вообще, фонд бездействующих скважин у нас сегодня большой – их более двухсот). В этой работе задействованы три бригады капитального ремонта скважин. Благодаря проведенным мероприятиям, вновь вступили в эксплуатацию, к примеру, одна глубинно-насосная и две фонтанные скважины в Карабулаке. Какого-то прироста добычи нефти такие скважины нам не дают, однако они являются хорошим подспорьем в сохранении достигнутого нами уровня нефтедобычи.
В суточном среднемесячном разрезе добыча нефти в ОАО "РН "Ингушнефть" в настоящее время колеблется от 170 до 175 тонн. Это неплохой показатель, но останавливаться на таком уровне нельзя. Необходимо довести эту цифру хотя бы до 190 тонн. Рассчитывать в нынешней ситуации приходится только на капитальный ремонт скважин. Но и тут есть свои проблемы. Вывод из бездействия простаивающих скважин, особенно по глубинно-насосному фонду на Терском хребте, сопряжен с большими затратами на их обустройство. К скважинам надо подводить электрические и водяные линии, нефтепроводы, устанавливать, в конце концов, станки-качалки. А между тем, парк станков-качалок не обновлялся с начала 80-х годов прошлого века. За это время оборудование подверглось значительному износу, исчерпало свои ресурсы, физически и морально устарело. Нефтяники прилагают огромные усилия, чтобы вдохнуть в него новую жизнь.

ГОВОРЯ о более отдаленных перспективах нефтекомплекса Ингушетии, стоит, пожалуй, отметить, что еще в 70-е годы прошлого столетия здесь была обнаружена нефть с высоким содержанием сероводорода. Есть она на Малгобек-Вознесенском и на Харбижинском месторождениях, две такие скважины стоят на консервации также и на Заманкуле. На сегодняшний день ингушские нефтяники не готовы собственными силами расконсервировать, обустроить и запустить эти скважины в работу. Для этого необходимы значительные инвестиции – счет идет на десятки миллионов долларов. Между тем, извлекаемые запасы нефти с высоким содержанием сероводорода тоже впечатляют - примерно до полутора миллионов тонн по залежам, расположенным на территории Ингушетии.
Не стоит списывать со счетов и глубинно-насосный фонд скважин. Он таит в себе еще свыше семи-восьми миллионов тонн извлекаемых запасов. Проблема заключается в том, что отдача этих скважин очень низкая – 0,3- 0,5, максимум 0,8 – тонна сырья в сутки. Многие из таких скважин уже в работе. Если же попытаться запустить все остальные, необходимо сразу заложить довольно большие объемы денежных средств, а отдачу придется получать маленькими порциями в течение 20-30 лет. Разумеется, такие скважины не могли стать привлекательными для сторонних инвесторов. Приход в Ингушетию «Роснефти» в этом смысле дает определенные надежды.
Существенный прирост добычи нефти наряду с другими направлениями могло бы дать и использование паротепловых методов, которые успешно применялись в Малгобеке, начиная с конца 70-х годов. Однако и в этих случаях на старте требуются значительные денежные средства, которых у ингушских нефтяников нет.
Не подлежит сомнению также наличие нефти и в караган-чокракских отложениях, эксплуатируемых на территории Ингушетии с 1915 года. За все время эксплуатации глубинно-насосных скважин на этих отложениях было извлечено всего 23 миллиона тонн сырья из 100 миллионов тонн. Для сравнения из не менее продуктивного верхне-мелового пласта из 100 миллионов тонн нефти на Малгобекском месторождении было извлечено около 70-ти. К слову сказать, это был самый высокий коэффициент извлечения запасов из верхне-меловых отложений на месторождениях тогдашней Чечено-Ингушетии. Возвращаясь к караган-чокракским отложениям на территории Ингушетии, можно отметить один интересный факт. Первая в мире нефть, которая подверглась переработке (пусть и не такой глубокой), была получена именно в станице Вознесенской, где упомянутые отложения выходили на поверхность. В 1915 году здесь наладили свой промысел братья Дубинины. Из добытого сырья они изготавливали осветительный керосин и смазку, напоминающую мазут.

НЕСМОТРЯ на определенные проблемы и трудности, подписание соглашения между Республикой Ингушетия и ОАО «НК «Роснефть» сыграло свою положительную роль в стабилизации нефтедобычи на территории региона. К примеру, значительно обновился парк технологического транспорта. В распоряжении «Ингнефти» появились тяжелая спецтехника, больше десятка нефтевозов-вездеходов, автомобили малой вместимости для вахтовых перевозок и др. Вся эта техника сегодня задействована в работе, а наличие нефтевозов позволило поставить заслон хищениям. Теперь во избежание потерь из нефтепроводов с отдаленных участков добытое сырье перевозится транспортом.
В завершение нашей беседы Сергей Константинович Ковяров еще раз подчеркнул, что главная задача ингушских нефтяников на сегодняшний день заключается в сохранении достигнутого уровня нефтедобычи. И эта задача вполне по силам людям, работающим нынче в нефтяной отрасли Ингушетии. Однако уже сегодня необходимо всерьез подумать о подготовке высококвалифицированных нефтяных кадров. Старая гвардия постепенно уходит на покой, а впереди предстоит много важной и ответственной работы.

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимках: кадры предвоенной кинохроники запечатлели легендарные нефтяные вышки Малгобека;

памятник на месте скважины №13, где 24 августа 1933 года был получен первый промышленный приток нефти, положивший начало освоению Малгобекского нефтяного месторождения и строительству города Малгобека.

Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...