ОТКРЫВАЯ ТАЙНЫ ПРОШЛОГО…



Известный ингушский краевед, архивист и исследователь Берснако Газиков не перестает удивлять нас своими уникальными находками. Несмотря на то, что его многолетняя деятельность, связанная с возвращением богатейшего исторического наследия ингушского народа, полна, казалось бы, самых необыкновенных открытий, каждый раз, когда он отправляется в дорогу, мы с нетерпением  ждем его возвращения домой, зная, что новая поездка обязательно принесет ему нечто на несколько порядков превосходящее все наши ожидания.

СОВСЕМ недавно Берснако Джабраилович вновь побывал в Москве и в Санкт-Петербурге. Надо отметить, что во всех крупнейших российских архивах нашего краеведа уже давно хорошо знают. Огромное количество раз работал он в их фондах, извлекая на свет материалы, становившиеся потом подлинными сенсациями. Что тут еще скажешь? Ведомый безграничной  любовью к своему народу, самый прославленный ингушский краевед способен, без преувеличения, отыскать иголку в стоге сена. Присущее ему чутье неравнодушного исследователя-первопроходца, сочетающееся с высочайшим профессионализмом архивиста, уже не раз демонстрировало нам эту удивительную способность Берснако Газикова.
Я вовсе не случайно предваряю этими словами свой сегодняшний рассказ о последней рабочей поездке краеведа. Кстати, как и прежде, оплачивал он ее из собственного кармана – деятельность Б.Д.Газикова, столь необходимая для каждого из нас и, несомненно, очень важная для нашей национальной исторической науки, к сожалению, до сих пор не находит ни должного понимания со стороны, ни, как следствие, соответствующего финансирования. Но это, пожалуй, тема для отдельной газетной публикации. Сегодня все-таки о другом.
Результаты нынешней поездки Берснако Газикова потрясают своей значимостью. Рассказывая читателям о некоторых последних находках краеведа, которые он по старой дружбе продемонстрировал мне сразу по возвращению домой, начну я, пожалуй, с военного дневника Николая Базоркина – полковника 1-го пограничного Заамурского конного полка, известного сегодня и как литератор, автор целого ряда прозаических произведений.

Внук легендарного Мочко Базоркина, он сражался в составе действующей армии и в Русско-японской, и в Первой мировой войне. Дневник, датированный 1915-1916 годами, содержит в себе 225 страниц, исписанных карандашом, где нашли отражение не только происходившие вокруг события, но и те ощущения и переживания, которые испытал автор, находясь в самой гуще этих событий.
Неоспоримый литературный дар Николая Базоркина придает его военному дневнику, о существовании которого до сих никто не представлял, особое звучание. Ведь специалисты не зря отмечают, что военные дневники, как исторические источники и как произведения словесности, занимают прочное положение рядом с мемуарно-исторической и художественной литературой. В случае с Николаем Базоркиным это как-раз-таки и находит свое полное подтверждение.
Стать обладателем столь уникального документа, целое столетие пылившегося в одном из главных архивов нашей страны, никто, кроме Берснако Джабраиловича и не мог. Досадная ошибка архивариусов сделала дневник Николая Базоркина «не подъемным» для других, но только не для профессионала такого уровня - о его удивительном чутье я уже писал выше.

ВОЕННЫЙ дневник Николая Базоркина, несомненно, служит яркой иллюстрацией того, что для человека, находящегося в экстремальных условиях и ежеминутно заглядывающего в глаза смерти, короткие строки в блокноте - это всегда проявление естественной потребности быть как никогда откровенным. Самым ценным в военных дневниках вообще является то, что они показывают войну в человеческом измерении и обогащают источниковую базу истории войн уникальными подробностями и свидетельствами, чаще всего не отраженными в каких-то официальных военных документах.
В российской отечественной археографии примеров публикаций военных   дневников не так уж и много. И большей частью, это, конечно, дневники периода Первой мировой войны. Ведь всем известно, что многим позже, в годы Великой Отечественной войны, существовал даже строгий запрет на ведение дневников в действующей армии. И потому меня несказанно обрадовали планы Берснако Газикова относительно обнаруженного им дневника Николая Базоркина. В ближайшее время он намерен заняться расшифровкой записей, а в последующем и попытаться издать этот военный дневник.
Для современной ингушской гуманитарной мысли значение публикации, планируемой краеведом, трудно переоценить. Дневник Николая Базоркина – это интереснейшее историческое свидетельство и одновременно личный, глубоко человеческий документ, позволяющий нам сегодня вживую ощутить главные идеи и дух того времени. При этом рамками сугубо ингушской проблематики этот документ отнюдь не ограничен. По своему философско-этическому и художественному значению он, безусловно, вызывает интерес и в общечеловеческом, и в общероссийском масштабе.
Разумеется, дневник Николая Базоркина – не единственная находка, с которой вернулся в этот раз домой наш неутомимый искатель. Завершая, скажем так, литературный ряд, отмечу, что еще одним открытием Берснако Газикова стало существование книги Созерко Мальсагова «Адский остров» на финском языке. До сегодняшнего дня оставался неизвестным тот факт, что в 1926 году нашумевшая книга бывшего узника Соловков вышла и в Финляндии.

В результате последней поездки краеведа значительно пополнился и его богатейший фотоархив. Тут мне хотелось бы сначала назвать не известные прежде фотографии выдающегося ингушского мыслителя и общественного деятеля Висан-Гирея Джабагиева, героя Первой мировой войны, Георгиевского кавалера Крым-Султана Базоркина, а также Тугана Гайтиевича Мальсагова, который считается первым ингушским пожарником.
Конечно, не меньший интерес представляют собой и более полусотни рисунков и фотографий, запечатлевших ингушские аулы и башни, многие из которых на сегодняшний день уже потеряли свой первозданный вид или вовсе не существуют. Эти рисунки и фотографии датированы 1928 и 1938 годами и принадлежат авторам, о которых мы раньше также не знали.

В самое ближайшее время у всех желающих появится прекрасная возможность познакомиться с этими и другими удивительными находками Берснако Джабраиловича Газикова. На 13 июля текущего года запланирована его ежегодная выставка, которая вот уже несколько лет кряду традиционно проходит в стенах Ингушского государственного музея краеведения им. Т.Х.Мальсагова. Выставка будет действовать всего один день, но в ее ходе краевед намерен, как всегда, общаться с посетителями и отвечать на их вопросы. Затем все представленные на выставке материалы он, опять же по сложившейся традиции, бескорыстно передаст в фонды краеведческого музея.

БЕРСНАКО Газиков в силу своей незаурядности уже давно стал явлением в жизни современной Ингушетии. «Труд Б.Газикова, - пишет известный ученый и общественный деятель Марьям Яндиева, - это длительное по времени, скрупулезное по охвату и качеству, высоконравственное по своей этической сути собирание национальной ГIалгIаики (все знают георгику, арменику, британику, россику) - всеохватывающего свода сведений, источников, материалов и документов о нашем народе, драматически для него словно выпавшем из огромной исторической мозаики мира. Б.Газиков негромко, последовательно, бескорыстно, в ущерб здоровью и личному благополучию, очень благородно (потому что свои дары преподносит всем: как отдельным людям, семьям, так и государственным учреждениям) восстанавливает затерянную и для очень многих неизвестную ингушскую Атлантиду. Берснако откапывает её в архивах и спецхранах, в неизвестных и известных книгах. Он находит имена, факты, события, связи ингушей с мировым космосом истории; бережно и с неистовой сыновней любовью водружает на достойное её – Ингушетии – и ингушей место в великом ансамбле народов Кавказа и мира.

Мне кажется, что когда-то, захотев узнать о своем родном Гелате (сейчас Гвилети) всё, что сокрыто тьмой веков и трагической историей, Берснако вышел на следующий уровень: добывание больших и малых крупиц знаний о каждом ингуше, его селе, его родословной и т.д., о событиях и фактах, объединяющих народ и проясняющих его истинное место и значение прежде всего в общекавказской истории.
Он - наш Нестор - кладоискатель, не закрывшийся в тихой обители, а каждодневно выискивающий любые знания, любые сведения о своем народе.
Газиков «накопал» источников и тем как минимум для сотни диссертаций (кандидатских и докторских) по истории, этнологии, антропологии, филологии, лингвистике, культурологии, геологии, археологии, политическим наукам. Наша, а не его, беда и вина, что мы (отдельные персоны, целые структуры, например, Госархив, НИИ, университет) не видим и не понимаем всей значимости его работы для общенационального развития…

Мы адекватно ещё не оценили великую миссию и практическое подвижничество этого человека: он в одиночку, раньше всех (патриотов, деятелей науки, краеведов, даже целых институтов и структур), методично, можно сказать, ежедневно выявляет, собирает, хранит в своей уникальной памяти (при этом щедро и бескорыстно делясь с каждым, кому не безразлична память о своей семье, фамилии, народе, его представителях и т.д.) информацию о любых источниках и материалах на всех языках, имеющих отношение к Ингушетии и ингушам. То есть он - подлинный зачинатель и главнейшая фигура в том роде национально значимой деятельности, которая, согласно аналогам, может называться ГIалгIаикой».


                                                   Ахмет ГАЗДИЕВ










Популярные сообщения из этого блога

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, КЪАРАЧАЙ!