четверг, 19 марта 2015 г.

ЗАМАЛЧИВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ ФАКТОВ РАВНОСИЛЬНО УНИЧТОЖЕНИЮ ИСТОРИИ



Этот афоризм, вынесенный мной в заголовок статьи, невольно приходит на ум, когда наблюдаешь одну странную тенденцию, четко обозначившуюся в соседней Северной Осетии. Читающая публика, интересующаяся историей региона, давно заметила такую особенность - во многих изданиях, увидевших свет во Владикавказе в последние годы и носящих исторический или краеведческий характер, их авторы, как правило, старательно обходят стороной факты, касающиеся ингушей. И это при том, что ингуши играли заметную роль в культурной, экономической и политической жизни нынешней североосетинской столицы. Такая роль, кстати, принадлежала ингушам не только в тот период, когда Владикавказ был столицей Ингушской автономии, но и в последующие десятилетия.

ПРИНЯТО считать, что факты - упрямая вещь. Но практика показывает, что при желании о любом факте, в том числе и историческом, в определенный момент можно попросту умолчать. Умолчать в угоду политической конъюнктуре или преследуя какие-то собственные интересы. Любой исторический факт можно и «подредактировать» таким образом, чтобы он перестал звучать «неудобно». Надо признать, что в Северной Осетии это делают легко и непринужденно.
Почему такое происходит? Вероятно, долгое эхо так называемого осетино-ингушского конфликта, затянувшегося в сознании некоторых людей до сегодняшнего дня, и отозвалось их попытками переписать историю. Найти иное объяснение существующей практике весьма затруднительно.
Пару лет назад попал мне в руки очередной выпуск литературно-художественного альманаха «Моздок», выход которого был приурочен к 250-летию этого города, куда я часто и с удовольствием наведываюсь.
На страницах упомянутого альманаха публикуются работы членов литературного объединения «Родник», уже много лет существующего при газете «Моздокский вестник». Очередное знакомство с творчеством талантливых моздокчан было, конечно, приятным и запоминающимся. Но не менее запомнилось мне тогда и напутственное слово градоначальника, предваряющее  юбилейный выпуск альманаха. Рассказывая о славной истории Моздока, он, в частности, писал: «…в Моздоке появились образовательные заведения, что сделало его притягательным для жителей ближних и дальних казачьих станиц. Основанная в Моздоке инженер-подполковником Гаком в 1765 году школа грамотности для осетин и кабардинцев была преобразована в трехклассное училище…»
Эти строчки сразу привлекли мое внимание. И суть даже не в том, что градоначальник малость ошибся с датой открытия школы. Куда хуже, что он как-то походя, словно бы невзначай придал историческому факту иное звучание. И следующая цитата - уже из совершенно другого издания - прекрасно это подтверждает: «1764, 27 сентября – для «обучения детей осетинцев, ингушевцев и других горцев» в Моздоке образована русская школа» (Хроника истории ингушского народа с древнейших времен до наших дней. Я. Патиев. Махачкала: Издательство «Лотос», 2007, 13 стр).
Тем читателям, которые в силу субъективных причин не смогут принять на веру изложенное в ингушской «Хронике…», могу предложить другую цитату. В историческом очерке «Город Моздок» (Владикавказ: РИПП им.Гассиева, 1995), изданном Северо-Осетинским институтом гуманитарных исследований, читаем: «В конце 1764 г. Коллегия иностранных дел сообщила астраханскому губернатору Бекетову решение Сената «О заведении при урочище Моздоке школы для осетинских и ингушских и прочих горских народов детей». В этом же указа кизлярскому коменданту предлагалось подобрать помещение и назначить учителей, «а деньги на учеников и учителей имеете употребить из тамошних доходов или из процентов астраханского банка, стараясь такую школу как наискорее завести». На каждого ученика и учителя отпускалось по два рубля в месяц» (32 стр). Автором главы, в которой содержится этот факт, является И. Омельченко.
Не буду растекаться мыслью по древу, но не могу не отметить следующее. На первый взгляд, попытки изъять из оборота исторические факты с упоминанием ингушей, предпринимаемые в Северной Осетии, кому-то могут показаться в определенной степени даже забавными. Особенно, если подобное происходит при переиздании уже известных работ. Однако эта нарастающая тенденция становится в постконфликтный период одним из факторов, тормозящих интеграцию граждан Северной Осетии ингушской национальности в социокультурную среду республики.
Таких факторов, к сожалению, и без того предостаточно. Обо всей их серьезности и негативном влиянии на процесс сближения двух народов пишет в своей работе «Проблемы неурегулированного конфликта» Ф. Ю. Албакова – доктор философских наук, профессор Московского государственного университета им. Ломоносова. По ее мнению, одна из главных причин сохраняющейся напряженности кроется как раз-таки в депривации базовых человеческих потребностей, в том числе, в идентичности и в культурном самовыражении, что создает условия для затяжного социального конфликта. В ближайшее время эта интереснейшая работа ученого выйдет в свет и с ней смогут познакомиться все желающие.
А я недавно вновь гулял по Моздоку и фотографировал местные достопримечательности. Интересно, смогли бы моздокские краеведы определить хотя бы примерное место, где когда-то располагалась школа «для осетинских и ингушских и прочих горских народов детей»?..

Ахмет ГАЗДИЕВ

Фото автора 



   

НАША ОБЩАЯ ПАМЯТЬ

К 70-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ


В начале недели город воинской славы Малгобек встречал гостей из Ставрополя - участников автопробега, посвященного 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Не так уж много времени остается до этого светлого праздника. Совсем скоро на нашу землю придет семидесятый Победный Май. Отдавая дань уважения бессмертному подвигу старшего поколения, которое выстояло в смертельной схватке с врагом и спасло мир от «коричневой чумы» фашизма, мы храним в своих сердцах память о героях войны.



НАКАНУНЕ 70-летия Великой Победы в Ставрополе будет дан старт краевому автопробегу «Эх, путь-дорожка фронтовая», а пока, в преддверии намеченной грандиозной акции, ставропольчане наносят короткие дружественные визиты в соседние северокавказские республики, посещая места боевой славы и знакомясь с военной историей региона. Эта инициатива принадлежит губернатору Ставропольского края В.В.Владимирову.
Посланцы Старопольщины уже побывали в Карачаево-Черкесии, в Калмыкии и в Дагестане. И везде они были желанными гостями. Также тепло и радушно встречали их и в Ингушетии. Делегацию, отправившуюся на малгобекскую землю, возглавлял координатор этого патриотического проекта, вице-спикер краевого парламента Виктор Лозовой. В составе делегации были активисты патриотических организаций края, воспитанники  кадетских классов следственного комитета РФ ставропольской гимназии № 24 и студенты Ставропольского государственного аграрного университета. Но самыми почетными гостями священной Малгобекской земли, защищая которую смертью храбрых пали 120 тысяч советских солдат и офицеров, стали ветераны Великой Отечественной войны полковник в отставке Петр Иванович Куролесов, полковник в отставке Александр Сергеевич Пономаренко и гвардии сержант Иван Семенович Богданов.
Участников автопробега малгобекчане встречали на въезде в город, у памятника танкистам легендарной 52-й отдельной гвардейской танковой бригады, которая в ходе Малгобекской оборонительной операции противостояла бронированной гитлеровской армаде и в ходе многочасового танкового боя нанесла ей сокрушительное поражение.



Среди встречающих были представители общественности, молодежь, депутаты малгобекского горсовета и сотрудники городской администрации. Встреча носила торжественный характер со всеми приличествующими случаю атрибутами. Гостям предложили отведать национальные блюда, символизирующие хлебосольство хозяев, а затем специально для них лучшие танцоры города исполнили национальный ингушский танец-приветствие.
Тронутые таким приемом ветераны Великой Отечественной войны П.И.Куролесов и А.С.Пономаренко адресовали горожанам слова искренней благодарности, подчеркнув при этом, что народ Ингушетии, как и другие народы всей нашей великой страны, проявил в годы военного лихолетья мужество и героизм, защищая свободу и независимость Родины.
- Сегодня наша страна вновь находится в непростом положении, - отметил Петр Иванович Куролесов. – Но наши лучшие чувства, наш патриотизм, наша любовь к Родине и стойкость преодолеют все трудности.
Затем участники автопробега направились в центр города воинской славы, где в Мемориальном сквере памяти состоялась церемония возложения венков и цветов к памятнику малгобекчанам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. У подножия этого памятника юные ставропольчане развернули несколько десятков копий Знамени Победы. В пронзительной тишине участники патриотической акции почтили Минутой молчания память о героях войны, шагнувших в бессмертие.



Позже гостей из Ставрополя ждали в городском Дворце культуры, где для них был дан большой праздничный концерт. Артисты культурно-досугового центра были так зажигательны в исполнении своих концертных номеров, что в какой-то момент решил тряхнуть стариной и ветеран Великой Отечественной войны Иван Семенович Богданов. Продемонстрировав молодежи, что есть еще порох в пороховницах, он залихватски станцевал лезгинку, чем вызвал у зрителей бурю оваций.
Визит ставропольской делегации в Малгобек стал еще одним примером приемственности нашей общей памяти о великом подвиге. Бои Северной группы войск Закавказского фронта на Малгобекском направлении ярчайшей страницей вписаны в летопись оборонительного сражения за Кавказ. В сентябре 1942 года обстановка на Северном Кавказе достигла наивысшего напряжения. Противник, остановленный советскими войсками в предгорьях западной части Главного Кавказского хребта и на направлениях, ведущих к Черному морю, к тому времени уже смог сосредоточить крупные силы для сокрушительного броска на Малгобек. Здесь действовала 1-я танковая армия Клейста, куда входил 40-й танковый корпус. В его составе было восемь дивизий: три танковых, 16-я моторизированная, три пехотные, одна горнострелковая дивизия румын, отдельный полк «Брандебург», дивизия СС «Мертвая голова», моторизированная дивизия СС «Викинг», а также 52-й армейский корпус. Враг был очень силен, и угроза его прорыва к нефти Малгобека, Грозного и Баку оставалась реальной.
Ставкой Верховного главнокомандования для усиления оборонной силы наших войск сюда были переброшены из Закавказья и Дагестана 10-й и 11-й Гвардейские стрелковые корпуса и одиннадцать отдельных стрелковых бригад. Город Малгобек устоял и, надо отметить, важнейшим условием срыва немецкого наступления в ходе Малгобекской оборонительной операции стали стойкость и мужество советских солдат и местного населения, оказывавшего большую помощь и бесценную моральную поддержку защитникам нефтяной столицы Ингушетии.
Советский писатель Петр Павленко был свидетелем принятия ингушским народом клятвы во что бы то ни стало защитить Родину. В своей статье «Газават», опубликованной в газете «Грозненский рабочий» 12 декабря 1942 года, он писал: «Ингушский народ объявил газават - непримиримую священную войну против гитлеровских подлецов. Объявил гласно, всенародно, как общую волю всех честных мужчин.
 - К оружию, ингуши! - пронеслось от селения к селению, от дома к дому, от сердца к сердцу. И возникло движение, полное страсти и фанатизма»…

Ахмет ГАЗДИЕВ


Фото пресс-службы администрации города Малгобека

«РACTA SUNT SERVANDA» («ДОГОВОРЫ ДОЛЖНЫ СОБЛЮДАТЬСЯ»)


Этому основополагающему принципу европейского международного права Ингушетия твердо следует 245 лет, добровольно войдя в состав Российского государства


В XVIII  веке Ингушетия  была островком демократии независимых горских обществ, общественное управление которыми принадлежало выборному органу - Мехк Кхелу, - состоявшему из старейшин различных ингушских родов (тейпов).  Сохраняя свою самобытность, Ингушетия не имела  резко выраженных сословных феодальных отношений, а демократические институты общественной жизни были настолько развиты, что сословия ингушей имели своеобразный и, с точки зрения общей парадигмы, весьма  условный характер.Ранжирование отношений у ингушей опиралось на личные качества. Ценность имели знания, доблесть, воспитание, отвага и т.д. Каждый ингуш требовал уважительного отношения к себе, отвергая любые поползновения на его личную свободу. В мировоззренческой системе ингушей величие, достойное сакрального уважения, опирается только на справедливость. Несправедливость, даже если она исходит со стороны могучего государства, теряет всякое уважение к себе.В канун  знаменательной  даты  - 245-летия  договора «О добровольном вхождении Ингушетии в государственное пространство Российской Империи» - весьма полезно окунуться в историческую данность и внимательно прислушаться к тем чувствам и надеждам, которыми руководствовались участники великого договорного процесса. Сегодня нам в этом поможет известный ингушский ученый, заведующий отделом этнологии Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук им. Чаха Ахриева, кандидат философских наук Борис ХАРСИЕВ.




- В контакт с Россией горские общества ингушей пытались вступить еще в 1733 году, - говорит Борис Магомед-Гиреевич. - В Коллегию иностранных дел России поступило сообщение, что «знатные правители, именуемые кисть, дзурдзуки (одно из грузинских наименований горных ингушей) да галгаи со всеми обывателями просят, чтобы приняты были в протекцию и под высокую державу Ея Императорского Величества».
В условиях начавшейся русско-турецкой войны Северному Кавказу отводилось особое место как важному военно-стратегическому району. Высказывалось мнение о чрезвычайных выгодах политического союза России с Ингушетией, в противовес неустойчивой позиции отдельных северокавказских народов. Поэтому в 1770 году русское правительство удовлетворило просьбу ингушей о принятии в подданство, а окончательные отношения представителей ингушских обществ и России оформились в виде договора о вхождении ингушей под покровительство российское.
В донесении в святейший Синод Кизлярского коменданта Неймича о желании ингушей оформить официальное вступление в подданство России (1770 год) и о принятии присяги говорится:  «... А прошедшего февраля 16 числа явились ко мне... Ингушевского уезда старшины Гарий Чопанов и Сурхови Мирзаханов, присланные от всего народа их общества с изъявлением их усердного желания поступить в вечное Е.И.В. подданство с тем, что они желают все генерально креститься и просили, чтоб для принятия от них присяги послан был с ними в уезд чиновный человек и реченный архимандрит Порфирий, которого они довольно знают и почитают. А чтоб они святого крещения сподоблятца могли, для того определить к ним искуснаго священника, изъявляя притом, что они во всем уезде церковь сами построить имеют. Почему он, архимандрит, по собственному своему на то соглашению, да гусарского полку капитан Дегостодий и посланы и там по принятии от них присяги возвратились... »
«Приехал сюда в нашу землю архимандрит Порфирий, при котором ко усердию и в подданство Е.И.В. присягали. При сем же к государственному интересу оной архимандрит добропорядочный принял труд и нам по обычаю христианскому истинной путь указал... Мы, кистинский народ, под сим подписались...»
Присягу представителей ингушских обществ в «вечном добровольном подданстве России» принимал уполномоченный гусарского полка капитан Дегостий, имевший на руках ордер «открытый лист» на принятие присяги в присутствии главы Северо-Кавказской духовной миссии архимандрита Порфирия.
Процедура принятия присяги ингушских старшин на верность России происходила 4-6 марта 1770 года вблизи аула Ангушт, в местечке с символическим названием «Барт босе», что значит «Склон согласия».
П.Г. Бутков в «Материалах для новой истории Кавказа» пишет, основываясь на данных Гюльденштедта: «Народ ингуши, известный также под именем кистов или киштинцев, обитающий между рек Терек и Сунжа, в 1770 году российский офицер принимал от ингушей присягу верности и аманатов».
Таким образом, Ингушетия перешла под юрисдикцию Российской Империи не вследствие вооруженного конфликта и оккупации,  а по добровольному волеизъявлению ингушей, выраженному в договоре 1770 года.
Логика подобных договоров  предполагала диспозитивный характер взаимоотношений  между субъектами договорных отношений,  потому что Ингушетия  не были зависима от других государств или владык, и добровольно присоединившиеся к Империи ингуши рассчитывали на уважение Россией своего народа, своих интересов и обычаев.
Первые  военные успехи России на Северном Кавказе начались  с подписанием договора «о добровольном вхождении ингушей под Российское покровительство» между представителями ингушей и Российской короны. Россия получила верных союзников  на Кавказе, что серьезным образом способствовало присоединению и освоению Империей всего Кавказского края.
Уже в 1783 году русская армия начала строительство Военно-Грузинской дороги по территории Ингушетии. Ингуши всячески способствовали и помогали расширению и улучшению этого древнего маршрута в Закавказье. Строительство дороги было закончено 1799 году.
Благодаря договору 1770 года, на ингушских землях в 1784 году, была заложена военная крепость Владикавказская - главный стратегический плацдарм кавказских завоеваний. Через крепость пролегали военные дороги для победы над Турцией и Персией, а также для покорения Закавказья.
5 мая 1785 года указом Екатерины II была образована Кавказская область. В 1786 году Императрица утвердила разработанное Г.А. Потемкиным «Положение о горских народах», в соответствии с которым горцам Северного Кавказа придавалась роль военно-служивого сословия по казачьему образцу. На этом основании в 1786 году впервые был сформирован отряд ингушской милиции.
Ингуши, верные заключенному договору, охраняли русские военные обозы от разграбления, защищали тылы двигавшихся войск от нападений противника, служили проводниками и переводчиками в русской армии. Известно, что от Моздока до Тифлиса войска и важные грузы зачастую передвигались под охраной ингушских всадников.    
Убедившись в верности принявших подданство Российской Империи ингушей и других горцев, Екатерина II своим указом от 28 февраля 1792 года, разрешила принять под протекторат новые народы Северного Кавказа. «Не оружием, а паче правосудием и справедливостью нужно приобретать их к себе доверенность», - писала Российская Императрица.
4 января 1804 года император Александр I издает указ о формировании гарнизонных батальонов для охраны крепости Владикавказской, а уже в1806 году ингуши отражают нападение княжеских дружин из Кабарды на предместья  крепости.
Надо отметить, что ингуши в XVIII веке, как социально-исторический субъект, обладали собственными интересами, смыслами и целями социокультурной реализации, и как любой этнос зависели от исторических изменений. Ингушское сообщество, ослабленное затяжными  эпидемиями и постоянными стычками с соседями, искало покровительство и поддержку со стороны «великого русского царя». Поэтому подписание акта о «вхождении ингушей под Российское подданство»  являлось последовательным шагом для достижения намеченных целей.
Говоря о самобытной культура ингушей, Борис Харсиев отметил, что она является гармонической проекцией эстетической и этической традиций этноса, охвативших  все циклы аксиологического  уровня, такие  как  орудия труда,  нравы, обычаи, нормы обычного права, ценности, постройки, одежда, пища, средства передвижения, жилища, знания, верования, виды народного искусства:
- Культура ингушей всегда представляла собой совокупность форм человеческой деятельности, обретенных знаний, образов самопознания и символических обозначений окружающего мира, она выступала в качестве структурообразующей основы, обеспечивающей целостность этноса и способность к автономному устойчивому развитию, общественной самоорганизации в различных исторических ситуациях.
В границах самобытной кавказской  культуры сформировались ингушское самосознание и историческая память, способные воспринимать собственный мир как уникальный, неповторимый, а также стремление сохранить этот мир через систему национальных традиций.
Вот одна из характеристик ингушей: «На Кавказе живет некий народ, который совершенно отличается от других кавказских народов по языку, облику и чертам лица; их самоназвание - Ламур, означающее - жители гор; другие называют их галгаями или ингушами...
Как нам говорили, это честнейшие и храбрейшие люди, борющиеся за свою независимость, подчиняющиеся только своим старейшинам или жрецам, совершающим религиозные жертвоприношения… Ингуши замечательные земледельцы. Они живут на истоках Кумбелея и Сунжи, до высоких гор на восточном берегу Терека, где они граничат с осетинами. Карабулаки происходят именно от них; они граничат с ингушами на западе, с чеченцами - на востоке» (Аталиков В.М. Наша старина. Нальчик. 1996. с. 248).
22 августа 1810 года во Владикавказе между представителями ингушского народа и русской военной администрации был подписан еще один официальный акт о добровольном вхождении Ингушетии в Россию.    Согласно условиям договора ингуши обязались помогать русским в защите Военно-Грузинской дороги от нападений враждебных России племен.
Подписывая акт о добровольном вхождении в государство Российское, ингушское сообщество предполагало закрепленную гарантию соблюдения своих естественных прав на жизнь, свободу, частную собственность, в том числе на земельные владения, то есть весь комплекс прав, представляющих этнические интересы.
В пореформенный период ингушское население  включилось в процессы модернизации. Появилась плеяда талантливых офицеров-ингушей русской армии, мелких промышленников, новой интеллигенции.
Сохраняя верность присяге (договору) Российской короне, данной в  1770-м и в 1810 годах,  ингуши принимали участие в военных компаниях Российской  Империи в составе русских войск,  таких как: русско-турецкая война (Крымская война) 1853-1856 гг., русско-турецкая война 1877-1878 гг., русско-японская война 1904 -1905 гг., первая мировая война 1914-1918 гг.
В 1905-1907 годах был образован особый ингушский округ под названием Назрановский. В распоряжении констатируется следующее: «Выделение ингушей из состава Сунженского отдела произведено вследствие нерационального устройства управления этим народом; семнадцатилетнее существование объединенного управления казаками и ингушами доказало с полной очевидностью, что администрация Сунженского отдела, имея на своем попечении многотысячное казачье население, не в состоянии управлять шестидесятитысячным ингушским племенем, и в результате все функции власти атамана отдела по отношению к ингушам сводились лишь к ограждению казаков от преступлений со стороны их соседей.., администрация отдела, состоящая исключительно почти из казаков, естественно, больше заботилась и вникала в нужды станиц, чем ингушей. Такое положение вещей подрывало постепенно авторитет правительственной власти в глазах ингушей, само собой толкало их на преступления, что, в свою очередь, вызывало необходимость принятия против ингушей ряда репрессивных мер; в отношении же поднятия культурно-экономического состояния этого народа за истекшие 17 лет ничего не было сделано, вследствие чего ингуши сравнительно сильно отстали от своих соседей: осетин, чеченцев, кабардинцев. Упразднение существовавшего до 1888 г. отдельного управления ингушами и включение их в состав Сунженского отдела, совершившееся без всякого соображения с мировоззрением и условиями жизни этого племени, было крупной ошибкой».
Образование отдельного национального ингушского округа привело к сокращению преступности среди населения, к качественному повышению уровня во взаимоотношениях населения с властями. «Ингушский народ стал более дисциплинированным и выказывает явное стремление идти по пути прогресса и мировой культуры. Таким образом, учреждение нового Назрановского округа за короткое время его существования возымело на ингушей весьма благотворное влияние в смысле введения среди них гражданственности».
В рассматриваемый период происходит постепенный переход от включения народов Северного Кавказа в государственное пространство России к их постепенному превращению в часть российского историко- культурного типа. Это явление представляет собой более сложный и длительный процесс, затрагивающий изменение основ этнокультурных характеристик народов региона, которое обрело зримые черты в период следующего большого социального цикла.
Через русский язык, как подчеркнул в нашей беседе Борис Харсиев, ингуши приобщились к мировой литературной сокровищнице, к технической культуре. Русский язык стал языком межнационального общения для народов, населяющих Россию, и как государственный язык - основным для получения стандартного образования.
История представляет собой череду событий. Каждое из этих событий под воздействием обстоятельств места и времени имеет свою специфическую форму. Эта конкретно-историческая форма любого события и есть его культурная составляющая. С петровских времен тяготея к европейским ценностям, Россия пыталась приобщиться сама и приобщить подвластные народы к западной модернистской культуре, что сыграло определенную положительную роль в развитии кавказских этносов. Исходя из этого, важно осознавать, что историческая роль России в цивилизационном процессе Кавказского региона значительна и неоспорима.

Ахмет ГАЗДИЕВ

Фото автора

Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...