суббота, 21 февраля 2015 г.

«СРАЖЕНЬЯ ГОД - СОРОК ВТОРОЙ…»

ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА


 Уже много десятилетий минуло с той поры, как отгремели последние залпы Великой Отечественной войны, но память о подвиге советских воинов, спасших нашу землю от фашистского порабощения, никогда не тускнела в сердцах новых поколений. Слишком большая цена была заплачена за Победу, и никому не удастся предать это забвению, никто не сможет отнять у нас такое величайшее наследие.

ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ

НЕДАВНО малгобекские поисковики нашли на Терском хребте, там, где встал на пути немецко-фашистских захватчиков неприступный город Малгобек,  пистолет-пулемет Шпагина – легендарное оружие Великой Отечественной войны. ППШ-41 не случайно называют оружием Победы. С ним шли в бой наши бойцы, и в каких бы условиях не приходилось им сражаться, пистолет-пулемет Шпагина всегда демонстрировал свою надежность и безотказность. Его преимущества по достоинству оценили даже вооруженные до зубов фашисты.



Производство деталей для ППШ-41 было налажено в октябре 1941 года на Государственном подшипниковом заводе, Московском инструментальном заводе, а также на станкостроительном заводе имени С. Орджоникидзе. Сборку производили на Московском автозаводе. За годы войны армия получила примерно шесть миллионов штук ППШ-41. Причем, найденный на Терском хребте экземпляр, представляет собой классический вариант, известный любому мальчишке из фильмов о войне – он с дисковым магазином. Ведь уже в 1942 году этот магазин был сменен конструктором на рожковый.
Свою интересную находку мне с гордостью демонстрировал Беслан Дзейтов – руководитель поискового отряда «Малгобек». Этот отряд, объединивший в своих рядах настоящих энтузиастов, работает под эгидой Общероссийского общественного движения по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России». Образованный пять лет назад, он уже немало сделал для патриотического воспитания подрастающего поколения.
Помимо военной археологии, поисковый отряд «Малгобек» занимается созданием школьных уголков и музеев боевой славы, передавая туда найденные артефакты и документы, связанные с Малгобекской оборонительной операцией войск Закавказского фронта. Эта операция стала важнейшим событием героической битвы за Кавказ, продемонстрировав стойкость и мужество защитников Родины. Малгобекские поисковики дают школьникам Ингушетии прекрасную возможность практически вживую соприкоснуться с этой страницей героической военной летописи нашей страны. Кроме того, они решили заняться и возрождением школьного поискового движения, чтобы приобщить ребят к благородному и нужному делу.
Показывая мне найденный на Терском хребте ППШ-41, Беслан Дзейтов рассказал о своей идее торжественно вынести это легендарное оружие на парад в честь семидесятилетия Великой Победы. Для этого его нужно лишь частично реставрировать – изготовить приклад и ремень. В остальном он сохранился на удивление хорошо. Хотя, впрочем, удивляться тут нечему. По мнению специалистов, ППШ являлся исключительно надежной конструкцией, а его ствол хромировался для защиты от коррозии.

ЖИВАЯ ПАМЯТЬ

В ПРЕЖНИЕ годы поисковые отряды были практически во всех школах Малгобекского района. Работал такой отряд и в средней школе №1 станицы Вознесенской. Ребята вели переписку с защитниками Малгобека и каждый год 9 Мая встречали в своей школе дорогих гостей – ветераны приезжали в город нефтяников, чтобы поклониться светлой памяти боевых товарищей, не доживших до Победы, и делились своими воспоминаниями об опаленной войной юности.
Многие помнят в Малгобеке Анатолия Владимировича Цветкова – ветерана Великой Отечественной войны, бывшего гвардии старшего сержанта, минера-разведчика. В восьмидесятых годах прошлого века он был секретарем совета ветеранов 34-й отдельной гвардейской бригады, которая участвовала в кровопролитных боях под Малгобеком.
«Я из того поколения рожденных в 1928 году, которому выпала доля почти полностью погибнуть в боях за Родину, - писал Анатолий Владимирович красным следопытам в одном из своих писем . – Мне и моим товарищам пришлось защищать суровой осенью 1942 года вашу прекрасную станицу. Как ни свирепствовал враг, ему не удалось осквернить ваши жилища, сады и поля, не удалось поработить ваших родителей.
Мы победили врага. Эта Победа обеспечила счастье вам, ныне живущим. Так пусть никогда не погаснет факел вашей благородной памяти!»
А дальше в письме ветерана – имена его братьев по оружию, павших на поле брани:
«Разведчик Петр КАЛИНИН.
В боях под Малгобеком пробрался к отдыхающим фашистским танкистам и огнем из автомата уничтожил экипажи трех танков врага. В апреле 1945 года погиб в рукопашном бою против большой группы солдат СС.
Разведчик Иван ДУБИН.
28 сентября 1942 года в сражении под Малгобеком к наблюдательному пункту нашей бригады прорвались 12 танков фашистов. Иван с гранатами бросился под головную машину и погиб, уничтожив ее.
Разведчик Александр БАЛАБАНОВ.
Неоднократно ходил с заданиями в тыл врага. Лично доставил 16 «языков».
Под Малгобеком проник в штаб танкового полка фашистов, уничтожил его офицеров и захватил важные оперативные документы, за что первым в бригаде был награжден орденом Отечественной войны I степени.
В июле 1944 года при выполнении задания тяжелораненый попал в лапы фашистов и после изуверских пыток (на груди и спине содраны куски кожи в форме звезды) был заживо сожжен.
Разведчик Владимир ПАВЛОВ.
Участвовал в захвате вражеских «языков». Лично плени 11 из них. Под Вознесенской днем захватил гитлеровского офицера связи на мотоцикле. И на его же мотоцикле доставил «языка» под огнем противника на наблюдательный пункт бригады.
17 марта 1944 года под г.Идрицей Володя прикрывал отход группы захвата с «языком» и погиб в рукопашной схватке».

ЗАБВЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ

ВОЗМОЖНО ли сегодня восстановить имена всех защитников Малгобека? Этот вопрос остается открытым. Но поисковый отряд «Малгобек» провел обширную работу по систематизации уже имеющихся списков. Хранятся эти списки в городском музее боевой и трудовой славы, в архиве администрации, в горвоенкомате. В разные годы их привозили на Малгобекскую землю ветераны Великой Отечественной войны. Работу по систематизации списков непосредственно проводила поисковик Роза Бокова. Историк-краевед, она на протяжении многих лет изучает военное прошлое родного города.
Сегодня поисковый отряд «Малгобек» предлагает издать Книгу Памяти города воинской славы, в которую на настоящее время могут войти имена 1200 солдат и офицеров, погибших под стенами города нефтяников.
Другое предложение Беслана Дзейтова заключается в том, чтобы установить памятный знак на самом южном рубеже битвы за Кавказ. Этим рубежом является место под Сагопшами, которое долгое время называли Маковым полем, - там проходил крупнейший многочасовой танковый бой, принесший победу советским танкистам. Сейчас на этом месте вырос новый микрорайон города Малгобека. Его центральную площадь как раз и мог бы украсить памятный знак.
- А еще надо перенести могилу Неизвестного солдата, расположенную на участке Западном, в один из Мемориальных комплексов Малгобека, - говорит Беслан Дзейтов. – Люди в той части старого города уже не живут. Их переселили из оползневой зоны в новое жилье. Не по совести будет оставлять там останки солдата, погибшего за наше настоящее…
В процессе моей работы над этим материалом случилось еще одно важное событие, и вскоре на мою электронную почту пришло письмо от малгобекских поисковиков:
«Специальному корреспонденту газеты «Сердало» А.И. Газдиеву.
На Ваш устный запрос направляем Вам фотографии с места эксгумации останков воинов времен ВОВ и акт передачи непогребенных останков погибших( умерших) воинов.



31 января 2015 года поисковый отряд «Малгобек» совместно с Центром детско-юношеского туризма и краеведения  Малгобекского муниципального района   провёл раскопки и эксгумацию останков воинов времён ВОВ (сентябрь – ноябрь 1942 г). На эксгумацию останков воинов поисковым отрядом  «Малгобек» были приглашены представители регионального отделения  партии «Единая Россия» Мартазанов Беслан Аюпович  (руководитель РИК ИРОВПП «Единая Россия»),  Бейсагуров Магомед Дармсолтович (руководитель местного отделения партии). Народное Собрание  Республики Ингушетия представлял депутат Светличный Василий Иванович, председатель комитета по науке, образованию, культуре и спорту. Городская администрация г. Малгобека была представлена в лице помощника главы администрации города Гантемирова Ераки Аюповича. ГБУ «Молодой патриот» представлял его директор Мержоев Исраил Жабиевич.
Раскопки и  эксгумация останков воинов проходили на месте, где велись ожесточенные бои в сентябре-ноябре 1942 года, порою переходившие в рукопашные схватки.
На данном месте раскопок, скорее всего, была огневая точка «дзот» или «дот», переходившая из рук в руки.  Свидетельством тому являются артефакты советского производства, а также артефакты немецкого производства. Характер повреждений  касок показывает, что в ходе ожесточенных боев данная огневая точка  была накрыта ударом  авиабомбы или артиллерийско-минометным снарядом,  об этом свидетельствуют отверстия и осколочно-рваные трещины на касках.
Эксгумированы  останки примерно двух воинов. На месте эксгумации составлен протокол раскопа, акты.



Останки  воинов ВОВ, уложены в два пакета:  пакет № 1, пакет  № 2 и опечатаны. Также была проведена фотофиксация останков и местности раскопа.
В присутствии представителя городской администрации г. Малгобека поисковый отряд «Малгобек» передал останки в музей боевой и трудовой славы г. Малгобека до особого распоряжения руководства РИ.
Акты передачи подписали со стороны поискового отряда «Малгобек» председатель Б.И.Дзейтов, со стороны музея – директор  З.А.Албогачиев.
Председатель РОО РИ «Поисковое движение России» Б.И.Дзейтов».
Позже Беслан рассказал мне, что останки защитников Малгобека будут торжественно перезахоронены накануне 70-летия Великой Победы.

ДОРОГАЯ ЦЕНА СВОБОДЫ

В ГОДЫ Великой Отечественной войны, унесшей миллионы человеческих жизней, самым южным рубежом нашей страны, где был остановлен и повергнут в бегство сильный, жестокий и коварный враг, стала священная Малгобекская земля. Совсем еще юный город нефтяников, к богатствам которого столь неудержимо рвались фашисты, отчаянным сопротивлением навсегда похоронил планы Рейха о мировом господстве. Устояв под натиском смертоносной брони, Малгобек написал первые строки в величественном и торжествующем гимне свободы.
Одевают по весне изумрудный наряд безмолвные сопки Терского хребта. Оживает на них жизнь, согретая теплым солнцем. И встречает она Победный Май во всем своем первозданном великолепии, словно и не бушевал здесь когда-то огонь. Но в ранний утренний час густые травы роняют на землю капли росы, алеющие в лучах поднимающегося над горизонтом солнца, и невидимые струны, чуть тронутые легким дыханием природной свежести, наполняют округу пронзительным реквиемом. Эта печальная музыка на самой высокой торжественной ноте обрывается салютом сирени, цветущей на братских могилах.
Алые тюльпаны и гвоздики ложатся к подножию многочисленных памятников, увековечивших подвиг защитников нашей земли. Их бесстрашие и непоколебимый дух не знали себе равных. Вступив в смертельную схватку, 120 тысяч советских солдат и офицеров полегли под стенами города воинской славы Малгобека.
Терский хребет стал их вечным пристанищем. Застыли его сопки, как верные стражи, как часовые у нашей Памяти на посту.



ЛЕГЕНДЫ КРЕПОСТИ НА ТЕРЕКЕ

ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА

Мощеная булыжником старая дорога, взбегающая извилистой лентой на Терский хребет, иногда кажется мне дорогой из настоящего в прошлое. Там, на этих сопках, когда-то и закладывался первоначально город нефтяников, ставший знаменитым на всю страну. Но сегодня с этих высот открывается живописный вид на ночные огни города современного, раскинувшегося в долине.
Старый Малгобек и новый Малгобек – они не похожи друг на друга внешне. Но все же есть между ними прочная связь – память народная. И в этой памяти живут имена первостроителей нынешней нефтяной столицы Ингушетии, а также имена тех, кто встал на ее защиту в годы Великой Отечественной войны.



ЕСТЬ у Малгобека легенда, которой по-особенному дорожат его жители. Повествует она о том, как еще задолго до появления первых улиц родилось в этих местах имя для их города. Давным-давно, говорится в легенде, на гребне Терского хребта высился замок. На запад от него простиралась Моздокская долина, а с юга искрились серебром снега гигантские шапки гор. В этом замке жил бек по имени Малго. Богат, но очень одинок был Малго. И вот однажды приказал он выбрать себе в жены самую красивую девушку на свете.
Повсюду искали для бека такую девушку, а оказалось, что живет она рядом, у подножья больших гор. Но девушка любила другого и наотрез отказалась идти в замок бека. Тогда ее выкрали. Братья поклялись отомстить Малго. В один из дней ехавшего с охоты бека настигла меткая стрела мстителей.
На месте гибели Малго был поставлен высокий камень, который со временем стал ориентиром. «До Малго-бека столько-то километров, от Малго-бека столько- то», - говорили люди, давая путникам представление о расстоянии…
Затерялся где-то с той давней поры камень Малго-бека. Но пришло время и на Терском хребте люди установили другие памятные камни, увековечив в них имена настоящих героев, насмерть вставших на этом рубеже в годы войны. Их десятки тысяч – участников легендарной Малгобекской оборонительной операции, ценой своей жизни остановивших и повергших в бегство сильного и жестокого врага. Их мужество, бесстрашие и великое самопожертвование стали бессмертной легендой Малгобека - города воинской славы, по праву названного Крепостью на Тереке и Кавказским Сталинградом.
В конце 70-х годов прошлого века героическая военная история Малгобека, равно как и его славная трудовая биография, стала делом жизни Башира Асламбековича Чербижева. Основатель малгобекского музея боевой и трудовой славы, ныне он – почетный гражданин Малгобека, председатель городского совета ветеранов войны и труда, кавалер ордена «За заслуги» - высшей государственной награды Республики Ингушетия.
БаширАсламбекович, посвятив свою жизнь увлеченному поиску, изучению и исследованию событий военной поры, развернувшихся на малгобекской земле, сам стал легендой Малгобека. Сегодня он пользуется безграничным уважением и любовью горожан. Каждый малгобекчанин знает, что во многом благодаря и этому неординарному человеку, долгие годы по крупицам собиравшему свидетельства беспримерного героизма защитников Малгобека, народный подвиг получил заслуженное признание, и их родной город был удостоен почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы».
- Из истории Великой Отечественной войны, - рассказывает Б.А.Чербижев, - хорошо известно, что для захвата Кавказа немецкое командование выделило группу армий «А», в состав которой первоначально входили две танковые и две полевые армии. Первый этап сражения наших войск за Кавказ начался на рубеже нижнего Дона и закончился боями в предгорьях западной части Кавказского хребта. В ходе этих боев войска Северо-Кавказского фронта отвлекли на себя все силы противника, наступавшего на кавказском направлении, и нанесли фашистам большие потери. По данным штаба группы армий «А», эти потери составили в живой силе около 54 тыс. солдат и офицеров. Так было выиграно время для организации обороны по рекам Терек и Баксан и на перевале Главного Кавказского хребта. Кавказ был прочно прикрыт от Каспия до Таманского полуострова, а планы фашистов окружить и разгромить наши войска между Доном и Кубанью, а также между Кубанью и предгорьями Кавказского хребта…

ЯРЧАЙШЕЙ страницей  второго этапа битвы за Кавказ стали бои Северной группы Закавказского фронта на Грозненской направлении.  Они вошли в историю как Малгобекская оборонительная операция, которая началась 1 сентября 1942 года. Против наших войск в этом направлении действовала 1-я танковая армия противника, имевшая в своем составе 3-й и40-й танковые и 52-й армейский корпуса. Документальные источники свидетельствуют, что, прикрыв левое крыло в районе Ищерской, фашисты сосредоточили главные силы в районе Моздока и Прохладного. На правом крыле, по левому берегу реки Баксан, действовала 2-я румынская горно-стрелковая дивизия и несколько полков и батальонов, входивших в состав 1-й танковой армии.
Соотношение сил в этот период было в нашу пользу. Однако советское командование, несмотря на точно выявившееся направление удара противника, распределило войска по всему фронту. И когда враг перешел в наступление, с нашей стороны ему противостояла лишь небольшая часть стрелковых войск и артиллерии 9-й армии. В результате Малгобекская оборонительная операция в первой своей фазе успеха не имела, так как противник значительно превосходил нас в танках, авиации, артиллерии и пехоте.
Гитлеровское командование, готовя наступление на Малгобекском направлении, ставило перед собой конкретные планы.  Его целью было прорвать оборону советских войск на Тереке и захватить город Малгобек с его нефтепромыслами. Весь расчет был на стремительный удар, чтобы на захваченных промыслах можно было немедленно организовать добычу нефти, столь необходимой врагу.
После захвата Малгобека фашисты рассчитывали прорваться танковыми соединениями между Терским и Сунженским хребтом в Алханчуртскую долину и, обойдя с тыла наши позиции по реке Терек и на Терском хребте, выйти к Грозному, Махачкале, Дербенту и Баку.
Однако этим расчетам гитлеровского командования оправдаться не довелось. Ударной силе немецких танков противостояла невероятная стойкость защитников нефтяного Малгобека. В один ряд с солдатами и офицерами нашей армии встало мирное население. И в этом народном единстве был залог победы над сильным и коварным врагом.

СОСРЕДОТОЧИВ свою ударную группу, в ночь на 1 сентября 1942 года немецко-фашистские войска приступили к форсированию Терека. В течении дня неприятель переправил на захваченный плацдарм основные силы 34-й танковой и 370-й пехотной дивизий. Для расширения плацдарма тут же им было предпринято несколько атак на восток и запад вдоль берега реки и на юг – вглубь нашей обороны.
Отражая атаки превосходящих сил противника, наши войска оказывали отчаянное сопротивление. Тем не менее, имея очевидное количественное превосходство, к исходу дня немецко-фашистские захватчики потеснили наши подразделения и заняли два населенных пункта. Этот успех стоил им двадцати танков и нескольких сотен убитых и раненных.
На следующий день противник вновь попытался расширить плацдарм на правом берегу Терека южнее Моздока. Но войска 9-й армии сорвали эти планы, предприняв ряд контратак, поддержанных авиацией и артиллерией. В ответ на это фашисты переправили на правый берег Терека еще две дивизии – 13-танковую и 111-ю пехотную. Сосредоточив южнее Моздока около 90 тяжелых и средних танков и до трех полков пехоты, противник предпринял массированный удар вдоль дороги на юг в направлении Малгобека.
Наступая на узком участке, танки имели трехэшелонное построение и наносили удар на стыке двух обороняющихся частей. Эта атака была успешно отражена. При этом наши бронебойщики уничтожили несколько вражеских машин. Затем советские части были вынуждены отойти от дороги, по которой наступал враг, но как только танки вошли в образовавшуюся брешь, они контратаковали с двух флангов следовавшую за танками вражескую пехоту. Оказавшимся отрезанными от танковых подразделений пехотинцам пришлось залечь под огнем нашей артиллерии и стрелковых частей.
Наступая в полосе шириной не более двух километров, прорвавшиеся танки противника с десантом автоматчиков и остатками пехоты продолжали двигаться вдоль дороги на юг. По всей видимости, враг рассчитывал нанести ошеломляющий удар, полагая, что наши подразделения разбегутся при виде этой бронированной армады. Это позволило бы пехоте расширить прорыв. Но вскоре танки первого эшелона натолкнулись на огонь советской противотанковой артиллерии, и почти половина из них выбыла из строя.
Однако противник продолжал атаку, в бой вступали второй и третий танковые эшелоны. И тогда танковая группа была подвергнута бомбовым и штурмовым ударам с воздуха. Наши летчики подбили еще несколько вражеских танков и автомашин с пехотой. Тем не менее, к исходу дня 2 сентября вражеская ударная группировка ценой больших потерь вклинилась в оборону наших войск на 12 километров.
На рассвете 3 сентября фашисты вновь попытались прорваться к Малгобеку, бросив в бой новые танковые подразделения и свежие части пехоты, но всех их атаки были отбиты. В этот же день из резерва Северной группы подошли соединения 11-го гвардейского стрелкового корпуса. Их контратака с флангов была направлена под основание вражеского клина. Получившие поддержку артиллерии, танкистов и авиации, наши гвардейцы преодолели сопротивление противника и заставили его поспешно отступить на север. Ударная группа фашистов была отброшена на 9 километров. Противник понес большой урон в живой силе и  оставил на поле боя еще пять уничтоженных танков.

- ВСКОРЕ бои под стенами Малгобека продолжились с новой силой, - продолжает свой рассказ Башир Асламбекович Чербижев. – Несмотря на первые поражения, фашисты не оставили своих планов по захвату малгобекских нефтепромыслов. Наша нефть была нужна им позарез. Усилив свою ударную группировку, они вновь предприняли наступление.
Отражая атаки противника, советские войска наносили ему большой урон. До нас дошли ставшие легендарными имена бесстрашных защитников Малгобека. 12 сентября, отражая очередную атаку фашистов, экипаж танка В.Я.Петрова, подбил и сжег 14 танков и уничтожил до роты гитлеровцев. За этот подвиг Владимир Яковлевич был удостоен звания Героя Советского Союза. Сегодня одна из улиц нашего города воинской славы носит его имя.
Только за один день 17 сентября 1942 года немцы предприняли четыре штыковые атаки, бросив против нашего соединения около 80 танков в сопровождении десантных групп автоматчиков и пулеметчиков. Танки вновь двигались в три эшелона. Вклинившись в боевые порядки стрелковых подразделений, они утюжили окопы. Но наши бойцы не отступили, поражая их всеми средствами в глубине обороны и уничтожив 20 танков и около двух рот живой силы противника. Все танковые атаки противника были отбиты.
В этот день отличились командир батальона 52-й танковой бригады капитан Баганка, старший лейтенант Никольский, лейтенант Артемов, красноармеец Джуманов и многие другие.
Красноармеец-бронебойщик Джуманов пропустил танк через свой окоп, а затем бросился за ним вдогонку и поджог из противотанкового ружья. 26 сентября он же подбил два танка и одну бронемашину. Когда на него пошли немецкие автоматчики, он забросал их гранатами, уничтожив до 15 фашистов.
Геройский поступок совершил старший лейтенант Замятин. Захватив немецкий подбитый танк, он в течение двух часов расстреливал из него фашистов пулеметным огнем. Когда закончились боеприпасы, Замятин поджог вражескую машину и вернулся к своим. Об этом писала в те дни фронтовая газета «За Родину». В ней же сообщалось, что истребительная противотанковая батарея под командованием лейтенанта Рябчука и младшего политрука Гринько подбила шесть немецких танков.
К сожалению, имена многих защитников Малгобека нам до сих пор неизвестны. А какие-то из них мы узнали случайно. Помню, как красные следопыты из средней школы №6 города Малгобека нашли в огороде местной жительницы Варвары Даниловны Климовой большое захоронение. В этом месте кипел последний бой за наш город. Два найденных солдатских медальона рассказали нам о том, что здесь пали смертью храбрых лейтенант Кручинин и рядовой Шаффигулин. 120 тысяч советских солдат и офицеров полегло под стенами Малгобека…
Большие потери на этом направлении нес и враг. Город нефтяников героически сражался за свои высоты. Несколько раз он переходил из рук в руки. Наступил момент, когда фашистам удалось захватить большую часть Малгобека вплоть до кирпичного завода. Однако ударная группа врага, обескровленная непрерывными боями, уже не могла продолжать наступление и перешла к глухой обороне.
Во второй половине сентября, так и не сумев пройти через Алханчуртскую долину к Грозному, фашисты попытались прорваться на других участках Малгобекского направления. Гитлеровское командование бросало на прорыв все новые и новые силы, борьба становилась все напряженней. Перебросив на стратегический плацдарм 23-ю танковую и 50-ю пехотную дивизии, немецко-фашистские захватчики перешли в наступление в долине реки Терек, нанося удар в юго-западном от Моздока направлении.
Не добившись в течение трех недель никаких успехов, понеся серьезные потери, противник был вынужден снять с Туапсинского направления моторизированную дивизию СС «Викинг» - одну из лучших своих дивизий - и перебросить ее в район Малгобека для усиления ударной группы 1-й танковой армии. Перейдя затем в наступление, фашисты попытались прорвать оборону наших войск в районе Эльхотовских ворот в направлении Владикавказа и вдоль железной дороги  Прохладный - Грозный по долине реки Сунжа на Грозный.
Утром 27 сентября противнику удалось захватить Эльхотово, но Эльхотовские ворота перед ними так и не распахнулись. Понеся большие потери, он был вынужден прекратить наступление. Враг был остановлен на подступах к нефтяным районам страны, что стало крупной победой советских войск.

МАЛГОБЕКСКАЯ оборонительная операция имела ключевое значение в битве за Кавказ. В ее ходе наши войска нанесли поражение 1-й немецкой танковой армии и сорвали планы фашистского командования по захвату Бакинского нефтяного месторождения. Защитники Малгобека оказали влияние на исход боевых действий на Новороссийском направлении и в Сталинградской битве. В самые напряженные моменты противник был вынужден усиливать свою группировку, действовавшую под Малгобеком, за счет ослабления собственных сил на других участках фронта.
За время трехмесячной частичной оккупации Малгобека положение позиций обеих сторон тут практически не менялось. Перед нашими войсками в этот период стояла задача набраться сил для сокрушительного контрудара. Разведка собирала данные о точной численности врага и расположении его огневых точек. Между тем, дух фашистских войск был значительно подорван. Об этом свидетельствуют записи в дневнике немецкого солдата Ганса Саара. «Ночь. Налет авиации противника, - писал он. – Сброшено 400-500 бомб. Это был ад… Страшный артиллерийский налет. Этот Малгобек – какая-то страшная могила. Господи, помоги мне уйти живым из этого проклятого места…»
Разведчики войсковых подразделений каждую ночь приносили ценные сведения о расположении  боевой техники противника, а днем в местах ее наибольшего скопления ухали снаряды. Неоценимую помощь войсковой разведке оказывали местные жители, оказавшиеся на оккупированной территории Малгобека или жившие в той части, где стояли наши войска. Среди них были даже дети. Полина Подберезная, Тася Самсонова, Леля Шарапутина, Витя Вареник, Володя Мордвинов и многие другие шли на верную смерть. Они по несколько раз переходили линию фронта, пробирались глубоко в тыл и приносили ценнейшие разведданные. Пожертвовав собой, они внесли свою лепту в победоносное сражение за Кавказ и за их родной город.
Не сломили малгобекчан даже жестокость и произвол фашистов на оккупированной территории. Они жили среди развалин разрушенного врагом города, в старых землянках и блиндажах и, твердо веря в освобождение, поддерживали связь с разведчиками, спасали раненых бойцов. Анна Антоновна Мачульская жила с двумя малолетними детьми и тайно выхаживала раненого лейтенанта Леонида Сергеевича Чайку.
Трагична судьба этого воина. Перескажу ее выдержкой из письма Чайки: «Я никогда не забываю о тех очень и очень тяжелых днях, - писал он в наш музей боевой и трудовой славы. – Я получил тяжелое ранение в ногу на сопках 28 сентября 1942 года. Этот день для меня был днем нечеловеческих мук, так как я один остался на поле боя, случайно попав в окоп. До города было не очень далеко, километров десять, но это расстояние мне пришлось преодолевать ползком 12 дней. Лишь 10 октября 1942 года я добрался до окраины, где у склона горы в пещерах жили люди. Анна Антоновна Мачульская нашла меня и спасла меня от немцев».
Трудно было женщине, но возвратить бойца в строй она считала своим долгом, своим вкладом в победу над фашистами. Вместе с жителями города Леонид Чайка в день освобождения 3 января 1943 года стоял на площади разрушенного Малгобека и радовался успехам наших войск. Потом, после лечения в госпитале, до самого Дня Победы сражался с врагами лейтенант Чайка, мстя за потерянных под Малгобеком боевых товарищей. Десятки других женщин и матерей Малгобека, таких как Анна Антоновна Мачульская, вернули жизнь многим израненным советским воинам.

НАРОД навсегда сохранит память о доблести участников Малгобекской оборонительной операции. Священна эта память на земле Ингушетии. В каждом сердце живет она, в каждом нынешнем свершении отражается. Под чистым и свободным небом нашей Родины растут новые поколения патриотов, набираются сил и мужают те, кому предстоит вершить своими поступками и добрыми делами день завтрашний.
Я вновь еду по старой, мощеной булыжником дороге на встречу с прошлым. Мой рассказ о нем не заканчивается. У Крепости на Тереке еще много легенд, рожденных мужеством и стойкостью ее защитников…



Фото автора 

СЛЕПЦОВСКАЯ. СТАНИЦА, КОТОРОЙ НЕТ



Память и история – понятия, далекие от того, чтобы быть синонимами. Историк Роман Кончаков в своей книге «История памяти» об этом пишет так: «Память - это жизнь, носителями которой всегда выступают живые социальные группы, и в этом смысле она находится в процессе постоянной эволюции, она открыта диалектике запоминания и амнезии, не отдает себе отчета в своих последовательных деформациях, подвластна всем использованиям и манипуляциям, способна на длительные скрытые периоды и внезапные оживления. История - это всегда проблематичная и неполная реконструкция того, чего больше нет. Память - это всегда актуальный феномен, переживаемая связь с вечным настоящим. История же - это репрезентация прошлого. Память в силу своей чувственной и магической природы уживается только с теми деталями, которые ей удобны. Она питается туманными, многоплановыми, глобальными и текучими, частичными или символическими воспоминаниями, она чувствительна ко всем трансферам, отображениям, запретам или проекциям. История как интеллектуальная и светская операция взывает к анализу и критическому дискурсу. Память помещает воспоминание в священное, история его оттуда изгоняет, делая его прозаическим».
Эту большую цитату я привел, откровенно говоря, ради последнего в ней предложения. Однако без соответствующей «подводки», вырванные из контекста, указанные слова и вовсе не имели бы ничего общего с тем феноменом исторической памяти, который каждый из нас наблюдает практически ежедневно...

Не далее, как вчера позвонил мне  приятель и начал живописать подробности своей недавней поездки к родственникам «в Слепцовск». Но прежде чем разделить радостные впечатления собеседника по поводу предпринятого им вояжа, мне уже в который раз пришлось уточнять у него название упомянутого пункта назначения. «Вот вечно ты придираешься! – отреагировал мой приятель. – Ну, в Орджоникидзевскую ездил я. Так ведь все называют эту станицу Слепцовской!»
Прав он. Все называют станицу Орджоникидзевскую Слепцовской. И не суть важно, что станицы с таким названием, собственно, и нет давно, что переименована она еще в 1939 году, задолго до нашего рождения. Никакого ровным счетом значения это не имеет. Слепцовская – и все. Это прежнее, старое название станицы Орджоникидзевской можно даже встретить сегодня на табличках некоторых рейсовых автобусов и в расписаниях движения автотранспорта.
Впору о каком-то болезненном диагнозе исторической памяти говорить… Ведь ладно бы станица Слепцовская была когда-то заложена на пустом месте. Так нет же! Прежде там стояло ингушское селение, разоренное и уничтоженное, как и десятки других ингушских селений, во время строительства царизмом стратегической линии укреплений, призванной навсегда утихомирить воинственных горцев. Подтверждение этого можно найти и в работе «К вопросу о Сунженской линии» ингушского ученого Л.Т. Агиевой (ИнгНИИ гуманитарных наук им. Чаха Ахриева).  Лемка Тугановна в частности подробно останавливается на топонимике территории, где возводилась Сунженская линия. И вот, что она пишет о современной станице Орджоникидзевской: «Сегодняшняя станица Орджоникидзевская - «Дибир-Юрт» или «Курай-Юрт» // «Кури-Юрт» // «К1ури-Юрт». Село Кури названо в честь первопоселенца Кура, сына Али из Лейми («1аьлий К1ури») в 1820-е годы. Кури погиб в сражении ингушей с войском Шамиля под Назранью в начале апреля 1841 года. В этом бою Шамиль был отброшен от Назрани. По сведениям потомков Кури Алиева (Куриевы-К1уринаькъан), которые проживают в Барсукинском муниципальном округе г. Назрани, он похоронен в станице Орджоникидзевской. На карте 1834 года станица значится как селение Корей, на карте 1840 года это село обозначено как Корей-Юрт, а в рапорте Владикавказского коменданта Широкова от 31 декабря 1838 года селение обозначено как Курей-Юрт. В данном рапорте отмечается, что в этот год в селении насчитывалось 105 дворов и проживало 585 человек.
Селение Кури-Юрт просуществовало до 1845 года, до создания на Сунже казачьих поселений, и на его месте возникла станица, которая сначала называлась Сунженской, а затем Слепцовской (в честь генерала Слепцова или «Сипсо-Г1ала» - «город Сипсо», т.е. Слепцова».
Сипсо – так называли ингуши Н.В.Слепцова, который Высочайшим приказом от 19 января 1845 года был назначен командиром вновь формируемого 1-го линейного Сунженского казачьего полка с оставлением по кавалерии. Таким образом, уже имея за плечами опыт Кавказской войны, он оказался у истоков фактического существования знаменитой Сунженской линии и полка. Станицу Сунженскую (будущую Слепцовскую) Н.В.Слепцов, собственно, и стал строить для размещения штаб-квартиры Сунженского казачьего полка. Местным жителям – ингушам – ничего хорошего это, разумеется, не сулило.
Вступая в командование полком, Н.В.Слепцов издал приказ, который больше напоминает воззвание или, как сегодня сказали бы, программное заявление: «Высочайшим приказом 19-й день января 1845 года назначен я командиром 1-го Сунженского линейного казачьего полка. Обязанность моя заботиться о благосостоянии вашем, и я приступаю к трудному долгу своему с удовольствием. Желание Государя и правительства, чтобы вы на новой линии были твердым оплотом для защиты дарованных вам земель, вашего имущества и семейств – против хищников. Милостью Царя вам даны вспомоществования и преимущества. Чувствуйте благодеяния Монарха и попечение начальника...
Молодечеством казак щеголяет, удальство в его крови, оружие и конь срослись с ним. Новобранцы! Берите пример с опытных и будем единодушно отстаивать собственность вашу твердо и мужественно. Не обманывайте себя заранее ложною силою неприятеля, вы будете иметь борьбу с народом, на котором лежит клеймо Божьего гнева и презрения, с бродягами, попирающими земные дары, променявшими честный труд на грабежи и мошенничества. Они сильны только тогда, когда нападают на слабого, а вы всегда сильны верой, славой имени русского и славой казацкою с давних времен.
Нет врага кресту вашему: мы водрузим знамение Спасителя везде, где укажет нам Бог перстом Царя. Долг наш – оружием утвердиться здесь, на новых местах поселений, и мы обязаны исполнить этот священный долг с горячим усердием, славно, честно и неутомимо.
Кто не признает истины в словах моих, тот враг закону Божьему, враг порядку и собственной пользе. Тому суд небесный, а на земле нет меры наказания».
К реализации программных положений этого документа, опубликованного позже в «Терском сборнике» Г.А.Вертепова, Слепцов приступил незамедлительно. И чем дальше, тем жестче становились предпринимаемые им действия. «Вся зима 1847 года прошла в постоянных стычках с горцами, - приводит документальные источники в своей работе Л.Т.Агиева. - За дело 17 и 18 января, когда, после продолжения дороги от укр. Назрани и ст. Сунженской в Галашевской ущелье, между р.р. Ассой и Фортангой, Слепцов с 2-мя сотнями своего полка истребил 11-ть селений со всеми запасами хлеба и сена, за что был награжден чином полковника».
Спустя еще какое-то время, в 1850 году, кавказские линейные войска под командованием Слепцова уничтожили горные аулы, расположенные по реке Фортанга…
Вот и спрашивается после этого, почему мы так упорно увековечиваем Слепцова? Согласитесь, было бы, по меньшей мере, странно, если бы сегодня в Ингушетии появился, к примеру, памятник Сталину, как это происходит у некоторых наших соседей. Но не странно ли то, что столь живучим оказалось в нашей памяти это имя - имя разорителя и убийцы ингушей генерал-майора Слепцова?
Не устану я повторять: нет в Ингушетии станицы Слепцовской. Есть станица Орджоникидзевская.

Ахмет ГАЗДИЕВ


Фото автора 

Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...