ОДНАЖДЫ И НАВСЕГДА

ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА/АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА


Город Воинской славы Малгобек при всем желании не отнесешь к числу старейших населенных пунктов Республики Ингушетия. Но его необыкновенной биографии, вместившей в себя яркие, а порой и просто знаковые события, могли бы позавидовать многие большие и малые города нашей великой страны. Здесь, на малгобекской земле, нашли свое реальное воплощение все людские представления о дерзновенном человеческом духе, способном менять время, о несгибаемой воле и крепком как кремень мужском слове, о высочайшем жизненном подвижничестве и преданности светлым идеалам, о стремлении к созиданию и о подвиге, ведущем к бессмертию…



ЛЕТОПИСЬ города Малгобека – это живое свидетельство о доблести и трудовых свершениях первопроходцев большой нефти, заложивших город своей мечты на диких сопках Терского хребта, это документ, запечатлевший на века беспримерный героизм его защитников, которые оставили ярчайший след в военной истории нашей страны.
Биографии лучших людей тесно переплелись с биографией Малгобека, подарив ему уникальную судьбу и сделав его известным. Это были, если говорить по большому счету, обыкновенные люди. Но безошибочный жизненный выбор, рожденный внутренним совершенством, вывел их однажды в первые ряды, и время предоставило им возможность вершить историю родного города.
В этом авторском проекте я буду рассказывать о таких людях, многие из которых сегодня оказались незаслуженно забытыми. В нашем большом повествовании о высоком человеческом предназначении найдется место и тем, кто сегодня продолжает историю Малгобека. Связь поколений неразрывна, и поступки предшественников находят отражение в добрых делах наших современников… 
КОГДА речь заходит о подвиге, нам часто представляется солдат, закрывающий собой амбразуру вражеского дзота, человек, выносящий ребенка из пылающего дома, словом, тот, кто рискует, а порой и жертвует собой ради жизни других. Подвиг живет в любом героическом поступке. Но есть и другие – негромкие! - жизненные подвиги, обладающие, как мне кажется, не меньшей ценностью хотя бы потому, что люди настойчиво и самоотверженно вершат их изо дня в день, а не повинуясь сильному внутреннему импульсу в определенных ситуациях и обстоятельствах. В таких подвигах нет смертельного риска, но есть величайший труд души, который по силе воздействия на окружающий мир, бесспорно, сравним с его переустройством.
Не так давно на мероприятии в одной из малгобекских школ я познакомился с Магомедом Мурадовичем Хамурзиевым. Он родился и вырос в Малгобеке, а затем всю свою жизнь посвятил службе в органах правопорядка. С 1986-го и по 2001 год, до самого ухода на пенсию по выслуге лет, Магомед Хамурзиев занимал различные должности в системе министерства внутренних дел. За годы службы руководство не раз поощряло его – Хамурзиев делал свое дело честно и ответственно.
В этом человеке, положительном герое нашего времени, меня подкупила его скромность. А в школу он пришел для того, чтобы рассказать о своем дяде Хакяше Абдуловиче Хамурзиеве. Это имя и сейчас помнят многие малгобекчане, а в 60-х годах прошлого столетия оно было известно практически каждому жителю города нефтяников...


КАКИМ покажется нашим потомкам то сложное и неоднозначное время, в котором мы сегодня живем? Как они оценят наши нынешние дела? Будет ли у них возможность гордиться нами так, как мы гордимся своими предшественниками? Никому не дано ответить на эти вопросы, равно как никому не дано заглянуть в будущее. Но лишенные дара увидеть завтрашний день, мы обладаем возможностью обратиться ко дню ушедшему и увидеть в нем что-то такое, что без нашей помощи, возможно, никогда не разглядят те, кто придет на смену нам.
Долг ныне живущих в том, чтобы не прервалась человеческая память, чтобы жили и продолжались мудрые заветы предков, которые вели наше Ингушское Отечество через испытания и невзгоды, даровали нам наши победы и наделили бессмертием сильный ингушский дух.
Хакяш Хамурзиев родился на отеческой земле Пригородного района в далеком от нас 1930 году. Сызмальства впитывая в себя священные для каждого ингуша токи родной земли, он словно заряжался силой для будущих испытаний, так рано случившихся в его жизни.
Свой суровый счет судьба предъявила Хакяшу на отрезке между детством и юношеством. Как и тысячи других ингушских мальчишек той поры, он в один день стал мужчиной, разделив наравне со взрослыми тяжелую ношу ответственности за родных, близких людей. И пришелся этот миг взросления на одну из самых трагических вех в народной истории.
Сталинская депортация – коварная, безумная, беспощадная и жестокая – в 1944 году лишила ингушский народ его Отечества, оторвала от родной земли, растоптала вековые очаги, погрузив людей в холод и мрак. Но народ, обреченный на погибель, устоял. Теряя своих прекрасных сыновей и дочерей, он собрал в кулак всю волю и, демонстрируя несокрушимое единство, сконцентрировался на главной задаче – выжить!
Выжить! – металось долгое горное эхо, отдаваясь пронзительным стоном в бойницах осиротевших ингушских башен. Выжить! – звучало как приказ предков, в бессильной ярости наблюдавших с небес за учиненной подлостью. Выжить! – слышалось в громе первой степной грозы. Выжить!



КОГДА видавший виды мастеровой люд Северо-Казахстанской гидрогеологической станции узнал, что рядом с ним будет трудиться этот пятнадцатилетний мальчишка, всеобщее удивление быстро сменилось насмешками: «Да, куда уж тебе? Тут не каждый взрослый мужик справится. Ведь сломаешься! Беги отсюда, покуда не поздно». И только люди, умудренные жизненным опытом, каковых вокруг тоже оказалось немало,  читали в облике юного горца, в его решительном взгляде и упрямо вздернутом подбородке настоящий характер и недюжинную силу духа.
У Хакяша не было иного выбора. Стирая до крови руки, превозмогая постоянную боль, поселившуюся в его теле от непомерных нагрузок, не полагаясь ни на чью помощь, он день за днем выполнял обязанности помощника бурильщика, движимый одним-единственным желанием заработать на кусок хлеба для своей семьи, спасти родных от голодной смерти. Голод, холод и болезни неотступно следовали за людьми, собирая свою страшную дань…
Короткими были его ночи. Хакяш проваливался в сон, словно в забытье, чтобы рано поутру вновь спешить на работу. И только иногда ему снился родной Ахки-Юрт, оставшийся где-то в прошлой жизни, снилось ласковое солнце, согревающее родную землю, виделись зеленеющие у подножия гор луга, доносившие через тысячи километров не позабытые ароматы сочных свежих трав.
Приходил день, и Хакяш снова работал до изнеможения, не выказывая при этом никому ни слабости, ни усталости. От физических нагрузок темнело в глазах, на взгляд его оставался по-прежнему прямым и решительным. Стиснув зубы, он стойко противостоял року и боролся за жизнь, которую у него хотели отнять.
Кровавый мальчишеский пот предавшая Хакяша и его народ Родина оценит потом медалью «За освоение целинных и залежных земель». К тому времени Хакяш Хамурзиев будет уже буровым мастером Северо-Казахстанской гидрогеологической станции.

ПОСЛЕ смерти тирана репрессированные кавказские народы, повинуясь неумолчному зову родной земли, который не смогли убить в их сердцах долгие годы бесправия, потянулись на свою родину. Вместе со своим народом вернулась из изгнания и семья Хамурзиевых. 28-летним парнем, полным сил и энергии, Хакяш, имея за плечами большой опыт, пришел устраиваться на работу в контору глубокого разведочного бурения №1 нефтепромыслового управления «Малгобекнефть». Его сразу приняли помощником бурильщика.
Последующие годы стали самыми счастливыми в жизни Хакяша Хамурзиева. Отсчет этих лет, полных трудового подъема, ощущения собственной причастности к большому и важному делу, начался для него в 1958 году. Он в короткий срок освоил тяжелое буровое оборудование и технологию проводки глубоких скважин, став одним из лучших разведчиков нефти на Малгобекском месторождении.
Останавливаться на достигнутом было не в его правилах. Не проходит и года, как Хакяш Хамурзиев успешно оканчивает специальные курсы подготовки буровиков, прекрасно понимая, что необходимо совершенствовать свои навыки. Перед ним открываются новые горизонты, и он, как и прежде, твердо держит в руках штурвал собственной судьбы.
Вряд ли мог Хакяш Абдулович догадываться, что эта судьба отпустила ему так мало земного времени. И все же он жил так, чтобы каждый день быть полезным окружающим. Наверное, поэтому след, оставленный им на земле, оказался таким красивым и безупречным…
К многолетнему опыту Хакяша Хамурзиева обращались начинающие буровики, и он щедро делился с ними своими знаниями. Под его началом работали люди разных национальностей – русские, чеченцы, ингуши, объединенные настоящим трудовым братством, которое и принесло Малгобеку его славу.
Хакяш не раз встречался с коллегами-нефтяниками в других нефтеносных регионах Советского Союза, принимал участие в различных всесоюзных отраслевых конференциях. И везде к его слову прислушивались, потому что это было слово профессионала.
Среди коллективов бригад буровиков смена бурильщика Х.А.Хамурзиева лидировала по всем направлениям. У нее были лучшие показатели по проходке скважин и спуско-подъемным операциям, всегда отличающимся особой сложностью и ответственностью. В основе всех успехов бригады Хамурзиева, безусловно, лежали личные качества ее руководителя. Подчиненные Хакяша Абдуловича заражались его примером и стремились во всем соответствовать своему лидеру.

НАСТОЯЩЕЕ признание пришло к Хакяшу Абдуловичу Хамурзиеву в 1962 году. Его бригада пробурила в тот памятный год самую глубокую скважину на Малгобекско-Вознесенской промысловой площади. Долото достигло рекордной отметки в 3463 метра. При этом коммерческая скорость на станок составила 280 метров в месяц. Такая проходка позволила сэкономить для государства 13, 3 тыс. рублей – сумму по тем временам достаточно внушительную. Но Хакяш Хамурзиев и его коллеги недолго почивали на лаврах. Взяв на себя новые высокие обязательства, они, засучив рукава, вновь принялись за работу.
Трудовую славу нефтяного Малгобека умножали своим героическим и самоотверженным трудом многие люди. Достойное место в их рядах занимает Х.А.Хамурзиев, человек, для которого его работа стала смыслом жизни. До самого своего последнего дня он не видел себя вне большой и дружной семьи малгобекских нефтяников.

В марте 1962 года Хакяш Абдулович был избран депутатом Верховного Совета СССР шестого созыва. Заседая в Палате Национальностей, этот человек и к исполнению своих депутатских обязанностей подходил с присущей ему ответственностью и основательностью. Избиратели шли к нему со своими проблемами в твердом убеждении, что Хакяш Хамурзиев не останется безучастным и обязательно поможет. Так оно и случалось каждый раз. Депутатский мандат позволял ему потребовать внимания к нуждам и запросам людей и со стороны местных партийных властей, и со стороны чиновников городского исполнительного комитета. Срок действия хамурзиевского мандата истек в 1967 году, и за эти годы Хакяш Абдулович успел сделать для горожан и жителей Малгобекского района немало полезных и добрых дел.
Вступив в ряды КПСС еще в 1960 году, Хакяш Хамурзиев в 1970-м окончил в Москве высшую партийную школу. Однако он отнюдь не собирался становиться партийным функционером. У него была любимая работа, в которую он вкладывал  все свои силы, не помышляя о какой-то другой судьбе. Со временем он стал начальником буровой и продолжал трудиться, не покладая рук. Трудное счастье нефтяника когда-то принесло ему осознание того, что он на своем месте. Уйти – означало изменить собственному призванию.
Однажды и навсегда определив свой путь, Хакяш Абдулович ни разу не поддался никаким соблазнам и не свернул с него. И только смерть смогла остановить эту исполненную смысла жизненную миссию. 10 февраля 1983 года покрытое шрамами беспокойное сердце Хамурзиева не выдержало второго инфаркта и остановилось…


Фото из семейного архива Хамурзиевых

Популярные сообщения из этого блога

ЭТО НАШИ ГОРЫ!

ЯРКИЕ КРАСКИ БАЛКАРСКОЙ СВАДЬБЫ

НЕФТЯНОЙ МАЛГОБЕК: МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ