понедельник, 23 июня 2014 г.

БАШНЯ ДРУЖБЫ АМУРХАНА КУСОВА


На первый взгляд он может показаться кому-то романтиком и мечтателем. Впрочем, внешне Амурхан Кусов, наверное, так и выглядит. Однако он напрочь лишен инфантильной созерцательности, нередко присущей его сверстникам. Да и воздушных замков этот молодой парень не строит. Амурхан реалист, ему 21 год. И все, что он возводит, на что направляет свою созидательную энергию куда более чем осязаемо. Многие его начинания не только обретают реальные очертания, воплощаясь в жизни, но и имеют сегодня знаковый характер. А все потому, что несут они в себе добрый посыл и объединяют людей…  


ОН ПОДОШЕЛ ко мне на встрече участников интерна-
ционального клуба «Кунаки», которая на этот раз проходила во Владикавказе, и с первых же минут знакомства я был вынужден попросить его на минуту прерваться, чтобы включить свой диктофон. Слова осетинского парня, адресованные его ингушским сверстникам, показались мне интересными. 
- Некоторые из нас както не любят друг друга, ни разу даже не видев вживую осетина или ингуша, - сказал Амурхан. – Я считаю, что это совершенно неправильно и с детства очень жестко пресекаю такие разговоры. Мы соседи и должны жить в мире и дружбе...
Мой собеседник оказался человеком с активной жизненной позицией. Он студент юридического факультета Северо-Осетинского государственного университета им. Коста Хетагурова. Свою учебу в вузе успешно совмещает с научной работой, участвуя в различных научных конференциях, которые проходят не только на Северном Кавказе, но и в других регионах нашей страны. При этом он является еще и депутатом молодежного парламента Северной Осетии, стал президентом благотворительного фонда «Быть добру», помогающего детям-инвалидам, а также успел ярко заявить о себе в молодежной организации «Иры фидан» («Будущее Осетии»).
Два года назад, участвуя во Всероссийском молодежном образовательном форуме «Селигер», Амурхан получил грант на строительство детской игровой «Площадки дружбы» в селе Чермен. За поддержкой своего проекта он обратился на «Селигере» к Главе Республики Ингушетия Ю. Евкурову во время его встречи с молодежью.
- Наверное, Юнус-Бек Баматгиреевич уже и не помнит меня, но тогда его авторитет очень сильно помог мне. Я до сих пор благодарен ему за это, - улыбается Амурхан.
Надо отметить, что проект североосетинского студента носил не только социальный, но и в определенной степени политический характер. И вовсе не случайно свою «Площадку дружбы» Амурхан Кусов решил строить именно в Чермене. По его замыслу проект должен был объединить осетинскую и ингушскую молодежь. Так оно и случилось. «Площадку дружбы» вместе, плечом к плечу возводили молодые осетины и ингуши.
- В совместном труде я не увидел никаких различий между нами. У нас общие устремления, цели и интересы, - говорит Амурхан. - Мы очень похожи друг на друга. И вообще, знаете, если брать ингушей, то мне кажется, что они похожи на осетин больше, чем другие народы. Так что я только за дружбу. Вместе мы сможем совершить много полезных и добрых дел.
Самое главное, я хочу, чтобы мои дети жили в мире. Уверен, что и вы хотите, чтобы ваши дети, то есть мы, тоже жили в мире и дружили. А ведь мы, молодежь, сами в силах многое изменить, чтобы сделать нашу жизнь по-настоящему достойной и счастливой.
Когда кто-то сказал мне, что лучше бы я построил эту спортивную площадку где нибудь в городе, я твердо сказал: нет, она будет в Чермене. Было нелегко, и конечно, средств одного только гранта мне бы не хватило. Но нашлось много людей, которые поддержали меня, оказали проекту спонсорскую помощь. Очень активное участие в реализации проекта принял депутат парламента РСО-А Тимур Цахилов, к которому я обратился.
Максимум мы потратили тогда 150 тысяч рублей, но какой результат был! Мы, осетины и ингуши, получили возможность пообщаться и подружиться друг с другом, нашли много точек соприкосновения и построили в итоге прекрасный спортивный объект, где есть турники, баскетбольная площадка, полоса препятствий и многое другое. Сейчас на нашей «Площадке дружбы» играют и занимаются спортом ингушские и осетинские дети. Пусть же она подружит и сблизит их так, как подружила и сблизила нас.
Когда я бываю на различных молодежных форумах, будь то «Машук» или «Селигер», на каких-то научных конференциях, мне почему-то всегда интереснее общаться именно с ингушами.

Однажды был такой случай, когда ингушские ребята попытались говорить со мной на осетинском языке. Конечно, у них это не очень хорошо получалось. Но все равно было приятно. Тогда я подумал, что мне тоже надо учиться говорить по-ингушски.
Сегодня у меня в Ингушетии есть много друзей и единомышленников. Наверняка у нас будут еще какие-то совместные проекты, которые помогут и в дальнейшем налаживать межнациональный диалог. У нас же много межнациональных браков – лично я знаю несколько, много созвучных, родственных фамилий. Я не вижу смысла в каком-то противостоянии, не хочу, чтобы между нами было недопонимание.
Совсем недавно в наш благотворительный детский фонд «Быть добру» обратилась за помощью ингушская семья Цуровых из поселка Карца. Помощь требовалась мальчику, страдающему глухотой. Конечно, мы не могли не откликнуться. Ребенку вживили имплантаты, и к нему вернулся слух.
Не буду скрывать, тогда нашелся один человек, который не совсем понял наше стремление помочь этому ребенку. Но это его проблемы! Я придерживаюсь твердого убеждения, что если сегодня помогу ингушу, завтра ингуш поможет осетину…
Нашу беседу с Амурханом внимательно слушала Венера Туалагова, с которой я подружился в одной из социальных сетей. Много лет назад, выйдя замуж, она уехала жить в Италию. Но сердце этой женщины осталось в родной Осетии. Она никогда не теряла связи с Родиной, продолжает и сейчас внимательно следить за тем, что происходит на кавказской земле. О том, что мешает воцариться миру на этой земле, об острых проблемах межнациональных отношений мы много говорили с ней посредством Интернета. И надо же так было сложиться обстоятельствам, впервые с Венерой мы увиделись именно на встрече кунаков во Владикавказе. Оказалась, что она проводит отпуск в Осетии и сюда, на встречу, ее пригласила подруга-чеченка, живущая в Грозном.
- А как молодые политики относятся к тому, что в Чермене ингушские и осетинские дети учатся раздельно? – спросила Венера Туалагова у Амурхана. – Лично я, когда узнала об этом, была просто поражена…
- Да, такая ситуация, к сожалению, существует. На мой взгляд, решением подобных проблем должны заниматься не только гражданское общество, общественные и молодежные организации, но и государство, политические деятели как Осетии, так и Ингушетии. Должна быть политическая воля. Хотя я знаю, что и Глава нашей республики, и Глава Республики Ингушетия выступают за то, чтобы из нашей жизни ушли все межнациональные противоречия. Наверное, должно пройти какое-то время…
Сейчас Амурхан Кусов вынашивает новую идею. На административной границе Северной Осетии и Ингушетии задумал он построить символическую Башню дружбы. Первые шаги к реализации своего замысла Амурхан уже сделал – площадка для возведения Башни дружбы готова. Она тоже сделана руками молодых ингушей и осетин. Сначала ребята познакомились через Интернет, а потом встретились, чтобы, засучив рукава, взяться за дело. Теперь им осталось поднакопить сил и приступить к строительству. Тем более что времени со дня закладки площадки прошло уже достаточно.
- Я раньше часто ездил в Ингушетию и видел, сколько постов расположено у нас на Черменском круге, - говорит Амурхан. – Там одни люди в униформе, в касках и с оружием в руках. Это оставляет тягостное впечатление и как-то пугает. Так не должно быть. Хочется, чтобы человек, пересекая административную границу наших республик, видел что-то приятное, а не находился в каком-то напряжении. Поэтому было бы здорово, если бы к строительству нашей Башни дружбы присоединились не только осетины и ингуши, но и молодые представители других народов.
Я искренне хочу, чтобы осетины и ингуши всегда жили в добрососедстве. Уверен, чем больше наша молодежь будет участвовать в совместных проектах, соприкасаться в общих делах и решать общие проблемы, налаживать контакты в науке, спорте и культуре, сотрудничать в сфере благотворительности и в различных других сферах, тем быстрее мы все будем идти к успеху и процветанию. У нас есть чему поучиться друг у друга. Просто нам надо больше общаться и дружить.
Сегодня я могу говорить от лица всей молодежи Северной Осетии. Мы настроены на диалог с нашими ингушскими сверстниками. Знаю, что наши друзья в Ингушетии тоже открыты к такому диалогу. Нам никто не мешает выстраивать свои отношения и нужно просто воспользоваться предоставленной возможностью сообща решать свою судьбу и свое будущее...
Амурхан Кусов хочет видеть кавказскую землю мирной и процветающей. В этом стремлении его слова подкрепляются реальными делами. И пусть пока сделанное Амурханом кому-то покажется не столь уж и значительным в том ворохе проблем, которые требуют сегодня своего решения. Как говорится, любая большая дорога начинается с первого шага, а впереди у этого парня путь длиною в целую жизнь.
Верится, что в этой жизни у него будет еще много добрых и полезных дел. 
Ахмет ГАЗДИЕВ
Назрань - Владикавказ = Назрань
На снимке: Амурхан Кусов – парень, решивший построить Башню дружбы

воскресенье, 8 июня 2014 г.

СЧАСТЛИВЫЙ БИЛЕТ МУСЫ ДУДАЕВА


Представлять кавказскому читателю народного артиста РСФСР Мусу Абдиевича Дудаева нет нужды. Много лет назад первая экранная роль принесла ему всесоюзную известность. Вообще, если говорить по существу, судьба художественного фильма «Белое солнце пустыни», снятого режиссером Владимиром Мотылем по сценарию Владимира Ежова, Рустама Ибрагимбекова и Марка Захарова, оказалась весьма необычной. Но бесспорно одно - оглушительный успех этой знаменитой киноленте принес, прежде всего, замечательный актерский состав, задействованный на съемках. Тут же что не имя, то - легенда советской киноиндустрии: Анатолий Кузнецов, Спартак Мишулин, Кахи Кавсадзе, Павел Луспекаев, Раиса Куркина, Татьяна Федотова, Николай Годовиков, Николай Бадьев, Владимир Кадочников…

РАБОТА над фильмом, которому впоследствии предстояло стать классикой советского кинематографа, началась на киностудии «Ленфильм» 24 июля 1968 года. Этот фильм уже давно разобран на цитаты (знаменитое «Я мзду не беру, за державу обидно» звучит актуально и по сей день), да и сюжет «Белого солнца пустыни» сегодня многие знают почти наизусть.
Многожанровая история о том, как в годы гражданской войны красноармейцы, проводя в Средней Азии акцию «Освобожденные женщины Востока», «увели» весь гарем у бая Абдуллы, вышла захватывающей. Она совместила в себе элементы боевика и драмы, мелодрамы и комедии, приключенческого и военного кино.
Сопровождать обитательниц гарема, освобожденных от власти восточного сластолюбца, командир отряда Красной Армии Рахимов (эту роль и сыграл в фильме Муса Дудаев) поручает товарищу Сухову и его помощнику Петрухе: «Товарищи женщины! Не бойтесь Черного Абдуллы. Теперь у вас есть новый хозяин. Вы поступаете в распоряжение товарища Сухова. Он будет заботиться о вас. Он хороший человек!»
Однако оскорбленный Абдулла готов сражаться за свой гарем. Пока герои фильма шагают по пустыне и вместе с таможенником Верещагиным поют песню про «девять граммов в сердце», злобный бай готовит со своей бандой жестокую расправу над ними...
«Белое солнце пустыни» начали снимать в Ленинграде на производственной базе «Ленфильма», затем съемочная группа отправилась в Дагестан, где под Каспийском продолжились съемки на натуре. Основная же часть киноленты снималась уже в Туркмении, в окрестностях мало кому известного города Байрам-Али.
Так случилось, что когда фильм был готов, что-то не приглянулось в нем высокому начальству. Вполне возможно, он еще долго пылился бы на полке, если бы однажды, а точнее осенью 1969 года, его по счастливому стечению обстоятельств, не посмотрел на своей даче генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. У советского лидера, отличавшегося любовью к отечественному кинематографу, новая кинокартина оставила благоприятное впечатление. Это предрешило дальнейшую судьбу фильма – 30 марта 1970 года состоялся его премьерный показ в Москве.
Для Мусы Дудаева участие в фильме «Белое солнце пустыни» стало счастливым билетом в большую и яркую творческую жизнь, а роль доброго гения в судьбе этого талантливого чеченского актера сыграл его ингушский собрат по творческому цеху режиссер Магомед Дакиев. Когда-то в далекой юности они стали однокашниками, вместе поступив в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии.

С народным артистом РСФСР Мусой Дудаевым нам довелось недавно познакомиться и пообщаться в Грозном, на встрече участников интернационального клуба «Кунаки», объединяющего ярких представителей многих республик Северного Кавказа. Разумеется, наш разговор не мог не зайти о первой роли именитого актера в кино.
Муса Абдиевич рассказал, что для служителей Мельпомены, работающих на периферии, всегда было мечтой сняться в широкоформатном кино. Каждый считал, что стоит ему хотя бы раз появиться на большом экране, и на него тут же посыплются приглашения от режиссеров. Не были исключением в этом и актеры Чечено-Ингушского государственного драматического театра им. Ханпаши Нурадилова. Однако удача улыбнулась далеко не всем из них. Наиболее удачливым довелось сняться в одном-двух фильмах (чаще на Северо-Осетинской киностудии), и для большинства первая роль в кино так и осталась последней.
Муса Дудаев пошел дальше. После своего кино-дебюта он снимался на «Ленфильме», «Мосфильме», «Грузияфильме», «Узбекфильме», «Киргизфильме», на киностудии им. М.Горького…
- В тот период, когда меня пригласили сниматься в фильме «Белое солнце пустыни», - вспоминает он, - я пребывал в весьма отчаянном положении. Жил в полуподвальном помещении в Заводском районе Грозного - это был совершенно непригодный для человека быт, без каких либо элементарных удобств. Представьте себе, на дворе стоит жаркое лето, а мне даже помыться негде... Измученный таким положением, я уж было хотел уйти из театра и уехать куда-нибудь в поисках лучшей доли.
Магомед Дакиев к тому времени уже женился и, приехав по окончанию учебы домой и не найдя здесь условий для работы, снова вернулся в Ленинград. Там он сначала работал на студии документального кино, а позже перешел на «Ленфильм».
Когда на этой киностудии начался подбор актеров для «Белого солнца пустыни» и встал вопрос о том, кто будет играть небольшую роль Рахимова, Магомед, ставший вторым режиссером фильма, сказал, что нет нужды везти на съемки актера из Ленинграда и тратить лишние деньги на дорогу и гостиницу: «Там живет актер, который со мной учился. Муса Дудаев».
После этого мне позвонили из «Ленфильма» и, сообщив, что к нам на Кавказ едет заместитель директора фильма, попросили встретить его. Он должен был отправиться в Махачкалу, чтобы все там подготовить к приезду съемочной группы. Когда я встретил его в Грозном, он рассказал мне о предстоящих съемках и отправился дальше в Дагестан. Спустя какое-то время туда вызвали меня...
Вот такая вот история. Не будь Магомеда Дакиева, я бы никогда не попал на съемки этого фильма. Вся наша жизнь состоит из таких случайностей, которые, наверное, совсем не случайны. И о них нужно помнить. Я всегда оставался благодарным Магомеду за тот счастливый случай, который произошел в моей жизни благодаря ему.
Мы поддерживаем добрые отношения до сих пор. Магомед Дакиев всегда был и остается сейчас очень искренним, открытым и добрым человеком…
После «Белого солнца пустыни» в фильмографию Мусы Дудаева вошли многие известные фильмы, полюбившиеся зрителю. Среди них «Горянка» (1975), «По следам Карабаира» (1979), «Кольцо старого шейха» (1980), «Тегеран-43» (1980), «О странностях любви» (1983), «Волчья яма» (1983), «Под знаком однорогой коровы» (1986), «Расстанемся, пока хорошие» (1991), «Мужская работа» (2003).

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимках: кадр из фильма «Белое солнце пустыни»;
Муса Дудаев – народный артист РСФСР (фото автора)

http://www.gazeta-serdalo.ru/культура/4_2025

Асият ТУТАЕВА. ВЛЮБЛЕННАЯ В ЖИЗНЬ

В стенах 1-го Ленинградского медицинского института бережно хранят память о своих питомцах, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественн...